Окрик «стрелять буду» запрещен


436Блокада украинских войск в Крыму глазами контрактника-луганчанина

Месяц держались в Крыму наши ребята – украинские солдаты, матросы и офицеры. На осадном положении. В заблокированных военных частях. Под «охраной» (скорее – под прицелом) вооруженных людей в форме иностранной армии, хоть и без знаков различия. «Реальной газете» удалось из первых уст узнать – каково это: оказаться перед лицом врага и не иметь возможности дать отпор…

 

«Не провоцировать»

Сейчас на территории части, где служит наш земляк, тихо. Оборону не держат. Дело не в том даже, что сопротивление в данный момент бессмысленно. Приказа давать отпор не было. И теперь на территории части расквартированы российские войска, государственный флаг Украины спущен, на КПП дежурят россияне.

Со дня на день бойцы ждут вывода на Большую землю.

Мы не станем называть имя нашего воина, давать привязку к местности и даже к роду войск – в армии интервью без разрешения командования не приветствуют. Но на самом деле эти детали необязательны: буквально то же самое происходило повсюду. Разве что местами – с человеческими жертвами.

У контрактников распределения как такового нет, каждый сам выбирает, где служить. Молодому луганчанину, который в августе прошлого года решил вступить в ряды Вооруженных сил Украины, предложили служить в Крыму. Кто откажется?

– Числа 24-го февраля у нас объявили тревогу, выдали оружие, отправили на выезд в наряд. Объяснили, что причина повышенной боевой готовности – нестабильная ситуация в стране. Было сообщение, что к нашему КПП подъехал «Урал» с людьми в российской военной форме. В то время точно не было известно, кто это, но было нетрудно догадаться, что это русские. Мы думали тогда: как приехали – так и уедут.

Украинским бойцам отдали приказ «не провоцировать». Даже с окликом «стой, стрелять буду» приказали быть поосторожнее, а в случае чего – просто объявлять тревогу. В первые дни настроение в войсках было боевое. Поначалу ребята чувствовали поддержку местных жителей, видели на КПП листовки со словами солидарности.

Но со временем картина стала меняться… Наши военные видели, как укрепляется влияние и авторитет российских войск среди крымчан. В идеальной форме, с идеальным вооружением. Впечатлила местных, по наблюдениям нашего собеседника, даже разница «весовых категорий»: во время захвата Верховной Рады АР Крым у оккупантов на вооружении были пулеметы. А наши солдаты из близлежащих частей, даже если бы их задействовали, могли противопоставить лишь автоматы.

 Контрактная армия – ошибка!

– Кто такой Аксенов, я, да и большинство, мне кажется, жителей Крыма не знали еще полгода назад, – говорит наш земляк о самозваном премьер-министре автономии. – Но когда под его начало стали переходить органы власти, подчинились милиция, другие силовые структуры принесли присягу на верность «крымскому народу» – это дало сильный деморализующий эффект.

Их военную часть блокировали, но требований изменить присяге, принести присягу «крымскому народу» не поступало. Во всяком случае, рядовые и младший командный состав о таком не слышали. Ходили слухи, что, возможно, будет штурм, говорили об ультиматумах, которые были предъявлены другим частям…

– Командиру нашему надо отдать должное: приказа сложить оружие не было, – рассказывает солдат. – Нам говорили, что пока нас не выведут, русские не станут в расположении части…

– И тем не менее, вы говорите, сегодня они уже расквартированы там, – замечаю я.

– Да. Теперь РФ включила Крым в свой состав, и здесь действует законодательство России. Когда спускали украинский флаг, невозможно было сдержать слезы… Сейчас мы со дня на день ждем вывода из Крыма, куда именно нас перебросят, пока неизвестно. «Мы» – это те, кто хочет продолжить служить своей стране в составе Вооруженных сил Украины. Однако большинство местных контрактников готовы остаться здесь и служить России.

Мой собеседник отмечает, что нынешние события в Крыму показали очень важную вещь: контрактная армия – это большая ошибка для страны. Большинство контрактников – это, по сути, просто наемники. Для них служба – это не святая и почетная обязанность.

– Они относятся к армии как просто к работе, которую они готовы выполнять для того, кто больше заплатит. (Хотя, должен сказать, что зарплата у нас не такая уж и маленькая). Показательно, что остаться в Крыму и служить России, нарушив присягу, готовы контрактники не только из местных. Я надеюсь, когда их станут судить за измену Родине, им будут вменять статью Уголовного кодекса «Наемничество». И еще я очень надеюсь, что после этих событий люди в Украине забудут о различиях между востоком и западом, поймут, что мы – не враги друг другу. Мы – один народ.

– Сейчас главное, что вы живы-здоровы, и готовы продолжить службу.

– Знаете, я бы пожертвовал здоровьем, лишь бы Крым остался нашим.

Александр Белокобыльский