Недоговоро-способность


371Прошедшая неделя ознаменовалась сразу тремя попытками разрешить зашедшее в глухой клинч противостояние между центральной властью и активистами Донбасса. Однако и достигнутый консенсус с Партией регионов, и подписание Женевской резолюции, и последние инициативы Киева, похоже, перезагрузить патовую ситуацию так и не смогут

 

Для анализа причин этого упорного политического ступора надо понимать два фундаментальных первоисточника, порождающих взаимную неуступчивость и бескомпромиссность сторон.

Первое: киевская власть победила силой Майдана, который во многом является примером самоорганизации и самоосознания масс – пробуждением гражданского «эго». Можно сколько угодно говорить о «проплаченности» и «влиянии извне», но то, что в Киеве в первую очередь восстал народ – очевидно. Именно это и было началом настоящего нацбилдинга – пробуждением коллективного украинского «Я». И сегодня Турчинов, Яценюк и Ко напрямую зависят от требования этого коллективного разума, ибо как их занесли в коридоры власти, так точно могут оттуда и вынести, образно говоря, на штыках, а «февральская» революция в одночасье сменится «октябрьской».

Второе: у активистов Юго-Востока в целом, и Донбасса в частности, есть три базовые ценности, которые, собственно, и дали этому противостоянию название «Русская весна». Это: а) категорическое неприятие насильственной украинизации, выражаемое в требовании придания русскому языку статуса государственного; b) категорическое неприятие идей украинского национализма (включая взгляды на исторические события), выражаемое, прежде всего, в требовании разоружить ультранационалистические образования типа «Правого сектора», «Самообороны Майдана», а также в проведении референдума, который, в зависимости от накала ситуации, либо приведет к широкой федерализации, либо к отделению от Украины (единой стратегии по этому вопросу у Донбасса еще нет); с) категорическое неприятие ухудшений отношений с Россией, с которой огромное количество людей связано духовными и родственными связями.

Сейчас к этим трем базовым установкам добавился еще один пункт: требование безусловной амнистии всем участникам захватов (зданий, оружия) и тем, кто делал сепаратистские заявления. Это требование подкрепляется раздражением от вопиющей несправедливости двойных стандартов, демонстрируемых новой властью: ведь Янукович так и не дал команду на разгон, а Турчинов послал на Донбасс бронетехнику, десантников и Национальную гвардию.

Теперь, определившись с первопричинами, можно оценить и предложенные рецепты.

 

Попытка первая – регионалы

Депутат Верховной Рады Ольга Куришко заявила, что между коалицией и фракцией ПР была достигнута договоренность о подписании Меморандума об урегулировании ситуации в восточных регионах Украины.

Стороны якобы договорились поднять статус русского языка, приняв отдельный закон о региональных языках. Важное уточнение: поскольку внести изменения в Конституцию не представляется возможным, будет принят отдельный закон о региональных языках, который даст широкие полномочия русскому языку. В свою очередь ПР должна будет обратиться к жителям востока и своим сторонникам с просьбой сложить оружие и прекратить митинги.

Коалиция, со своей стороны, гарантирует участникам акций протеста амнистию. Это будет закон с отсроченным действием. Когда захваченные здания будут освобождены, он вступит в действие, и захватчики не понесут никакого наказания. Также было обещано значительное расширение полномочий местных советов. В Меморандуме не шла речь о федерализации и референдуме по этому вопросу.

В результате депутаты Верховной Рады не смогли прийти к консенсусу, и Меморандум так и не был подписан.

Если анализировать содержание предлагаемого документа, опираясь на фундаментальные положения, оговоренные в начале нашего анализа, то становится ясно, что предлагаемый Меморандум начисто игнорировал базовые требования Донбасса, и подписание такого документа стало бы для ПР актом политического самоубийства.

 

Попытка вторая – дипломатия

В четверг, 17 апреля, в Женеве состоялись переговоры в формате Украина-США-ЕС-Россия. Результатом длительных и сложных переговоров (проходивших, в частности, и в достаточно унизительной манере, когда министра иностранных дел Украины Андрея Дещицу в буквальном смысле слова отправили «покурить в коридор») стала короткая резолюция, не несущая никакой конкретики.

1. Немедленное и обоюдное прекращение насилия.

2. Разоружение всех незаконных формирований.

3. Освобождение незаконно занятых админзданий и площадей по всей Украине.

4. Амнистия всем протестующим, кроме тех, кто совершил тяжелые преступления.

5. Привлечение миссии ОБСЕ для урегулирования конфликта.

6. Начало конституционного процесса и «широкого национального диалога с охватом всех регионов Украины».

Собственно, базовый пункт ровно один: разоружение и свертывание Майданов (включая освобождение захваченных зданий). И вновь, оценивая результаты переговоров в связке с первопричинами конфликта, мы видим привычный тупик. Донбасс не будет разоружаться и уходить с захваченных рубежей, пока этого не сделает киевский Майдан. Майдан же этого не сделает по самой сути своей природы – осознавшая себя нация не может самораспуститься, а у власти нет никакой технической возможности ни разоружить, ни отправить Майдан по домам.

Соответственно, и у сторон-гарантов Резолюции США-ЕС-России полностью развязаны руки и дальше играть в собственную игру – решать свои личные и глобалистические интересы за счет зависшей в ступоре Украины. Недаром многие аналитики сомневаются, что все семь часов высокие стороны практически наедине обсуждали лишь эти пункты. Существует мнение, что наряду с коммюнике было заключено некое тайное соглашение, а наша страна сделала еще один шаг в сторону внешнего управления.

 

Попытка третья – власть

В пятницу, 18 апреля, и.о. президента Александр Турчинов и премьер-министр Арсений Яценюк озвучили в Верховной Раде ряд миротворческих инициатив. В частности, власть готова предоставить «рядом с государственным украинским языком официальный статус русскому или другому языку» в регионах, где проживает значительная часть его носителей. Внесен законопроект о недопущении преследований лиц и амнистии при условии сдачи оружия и освобождения захваченных зданий. Также обещано запустить полномасштабную конституционную реформу и предоставить регионам экономическую и финансовую автономию.

Как видим, с точки зрения первооснов, эти инициативы в принципе не могут быть приняты Донбассом. Вместо статуса «второго государственного» предлагается невнятный «официальный статус», причем подчеркнуто «русскому или другому языку». Также будет гарантировано неприемлемым для активистов и одностороннее разоружение.

Кроме всего прочего надо помнить, что никто никому не верит: после 21 февраля – ночи вероломно попранного Соглашения Объединенной оппозиции с Януковичем, заверенного (на секундочку!) главами внешнеполитических ведомств Германии, Франции и Польши.

 

Итоговые сценарии

Как видим, ни одна из трех рассмотренных попыток так и не увенчалась ни малейшим успехом. Очевидной причиной является полная недоговороспособность обеих сторон этого мировоззренческого конфликта. В результате перед Донбассом вырисовывается всего четыре варианта дальнейшего существования, причем ни один из них при всем желании нельзя назвать простым и легким. Дабы не навязывать читателю свое видение, расположу варианты по алфавиту.

1. Дальнейшее пребывание в составе унитарного государства.

2. Присоединение к России.

3. Существование в качестве непризнанной республики.

4. Федерализация в составе Украины.

У каждого из этих сценариев есть свои сильные и слабые стороны. Реализация каждого из них несет за собой массу последствий. Однако, поскольку возникшее противостояние, бесспорно, имеет мировоззренческую природу, то и решать для себя, в каком формате будущего государственного устройства ему жить дальше, каждый будет вынужден в самостоятельном порядке. Очевидно только одно: эскалация конфликта должна быть остановлена, а пролитие крови, безусловно, недопустимо.

И еще один пункт: необходимо в любых условиях оставаться человеком.

 

Глеб Бобров