Наталья Варлей: Луганск из окна автобуса


523«Первая красавица Советского Союза» могла бы с легкостью сыграть еще не одну роль в современных фильмах, но устала отказываться от сценариев, которые не греют душу. Съемкам в кино знаменитая «кавказская пленница» предпочитает работу в Московском независимом театре, со спектаклем которого она приехала в Луганск. По словам самой актрисы, она очень редко дает интервью, однако для «Реальной газеты» сделала исключение

– Наталья Владимировна, как оцениваете нынешнее состояние культуры в России?

– Если бы считала, что у нас в культуре все плохо, то, наверное, засела бы на даче и писала книги, а не ездила по разным городам. Люди, несмотря на экономическую составляющую жизни, все равно тянутся к театру, в искусство. Много людей у нас пишущих, думающих. Нас захлестнула сейчас коммерциализация искусства везде. Взять то же телевидение, где присутствуют такие понятия, как формат и не формат. Все это относительно. Проводятся многие кастинги сейчас, показывающие огромное количество талантов, «зарытых» где-то в глубинках нашей необъятной Родины.

– Все эти форматы и не форматы – это веяния времени?

– Не думаю. Время не влияет на эти понятия. Исходит это от тех, кто у руля нашего телевидения. Пришла группа людей, придумала для себя такое понятие, придерживается его, навязывая свои вкусы простому зрителю. Они почему-то считают, что этого зритель не поймет, на этот фильм не пойдет, это читать не станет. В результате постоянно снижается планка ТВ. Да и журналисты сейчас явно с заниженной планкой. Особенно этим грешат издания, попадающие под понятие «желтой прессы». Начало следует искать в перестроечном времени, когда на экраны хлынули всевозможные бразильские «мыльные оперы», зачастую очень низкого уровня. На смену им пришли такие же наши сериалы. Интересны они могут быть разве что домохозяйкам, которые с упоением следят за сюжетами, обсуждают перипетии событий потом на лавочке в своем кругу, хотя сам сюжет может не меняться десять серий подряд. Страшнее всего, что хорошие актеры вынуждены скатываться до таких «сериалов» потому, что зачастую это единственный способ прокормить себя и свою семью.

Приезжая в глубинку на творческие встречи или на спектакли, понимаю, что люди у нас одухотворенные. Это можно определить по вопросам из зала.

– Возвращаясь к творчеству, хочу поинтересоваться у Вас мнением о старых комедиях. Недавно я со своей знакомой ходил в один из кинотеатров города на одну из новых российских комедий, где снимались знаковые для нашего времени артисты. И после просмотра которой осталось полное разочарование от напрасно потраченного времени. Ситуативно, я провел параллели со старыми советскими комедиями Гайдая, которые могу с удовольствием смотреть в любое время, по нескольку раз, и с любого места на одном дыхании. В чем, на Ваш взгляд, феномен Леонида Гайдая, которого считают «отцом» русской комедии?

– Знаете, могу выразить этот феномен всего лишь одним словом: Гайдай – это гений! Интересно, что его работы были оценены только спустя время. Когда они выходили на экраны страны, то ни один из его фильмов не получил первую категорию. Считалось, что они слишком легкие, немного несерьезные и не несущие идеологию в массы. Хотя тот период советского кино был действительно плодотворным. Тарковский, Кончаловский, Кулиджанов, Бондарчук тогда были у всех на слуху. К Гайдаю относились как-то несерьезно, на мой взгляд. И только время расставило все на свои места. Теперь уже очевидно, что фильмы Гайдая по популярности и гениальным находкам никто пока не превзошел. Объяснить причины этого невозможно, так же, как и объяснить талант гения.

– Жанр русской комедии с уходом из жизни Леонида Гайдая канул в небытие?

– Считаю, что нет. Ведь есть масса талантливых актеров. К сожалению, очень быстро уходит из жизни старшее поколение, которое и принесло славу советскому кинематографу. Но есть молодые талантливые ребята, могущие продолжить дело. Конечно, это не такого масштаба актеры, которые снимались раньше, но, тем не менее, молодежь у нас талантливая. На мой взгляд, современные режиссеры могут достичь высот только в том случае, если не будут идти по проторенному пути и снимать такие же боевики или комедии, как американцы. Нужно искать свой путь. У нас свой менталитет, который востребован не только на территории постсоветского пространства, но понятен и в других странах. Еще негативно отношусь к ремейкам и продолжениям старых фильмов. Съемки таких сомнительных «продуктов» означают только одно: у современных режиссеров нет новых идей. Берутся переделывать старое. Расчет примитивен и прост. Раз фильм пользуется популярностью до сих пор, то можно сделать продолжение. Все равно народ пойдет и хотя бы из любопытства посмотрит, что получилось. Да, потом все будут плеваться, но касса уже будет собрана. Это чистой воды коммерция. Людям, создающим подобные «проекты», совершенно наплевать на свое имя, на то, что скажет зритель и кинокритик. Главное, урвать побыстрее куш. К сожалению, в наше время, слова касса, деньги, прокат затмили слово творчество, лежащее в основе всего. Это ответ на вопрос о том, почему же так популярны советские фильмы в наше время. Тогда, выпуская фильм, не думали о коммерции, а думали об успехе картины. Честно говоря, я еще пока не видела удачных римейков и продолжений. По уровню все они и близко не дотягиваются до того, что было произведено раньше.

– Что, на Ваш взгляд, нельзя купить за деньги и почему?

– Человеческие качества. Любовь, верность, надежность, совесть, дружбу – те качества, свойства человеческой души, которые ни за
какие деньги купить нельзя. Это либо есть, либо нет.

– Считается, что в жизни каждого человека главное – это любовь. А в любви что?

– Все та же верность, надежность, ответственность. Я человек православный, уверена, что любовь – это чувство божественное. В начале перестройки одну женщину, сказавшую, что секса у нас нет, просто заклевали. (Это была фраза советской участницы телевизионного моста (17 июля 1986 г.) между СССР и США Людмилы Ивановой. Говоря о рекламе, она сказала, что тема секса в советской рекламе не используется: «Ну, секса у нас нет. Мы категорически против этого»). Но она имела в виду не секс, от которого дети появляются, а совсем иное. А все, что называется словом секс, не всегда имеет отношение к любви.

– Умные женщины редко бывают счастливыми?

– Не всегда так. Если умная женщина нашла свою половинку, она будет счастлива. Просто не всегда люди находят друг друга. Это своего рода тоже испытание в жизни.

– Понятие «счастье» для Вас – это что?

– Когда здоровы близкие. А вообще, большим счастьем считаю, когда живы близкие люди. У меня нет отца и мамы. Папы нет с нами уже пятнадцать лет, а мамы три года. Но боль жива, и их отсутствие в моей жизни я ничем компенсировать и восполнить не могу.

– Известный писатель Пауло Коэльо сказал, что каждое утро – это возможность начать жизнь заново. С чего начинается Ваша жизнь по утрам?

– С молитвы. А потом уже делаю гимнастику. После этого позволяю выпить себе чашечку кофе. Если нахожусь дома в Москве, то после молитвы первым делом кормлю своих животных. У меня четыре кота и попугай. Мне котят все время кто-то подбрасывает. Одно время экс-солисту группы «На-На» Владимиру Асимову девочки-поклонницы дарили кошек в коробочках. Так он потом подбрасывал мне их. Один кот перешел ко мне от руководителя группы Бари Алибасова. Многие «нанайцы» жили по соседству со мной, и с ними вечно происходило что-то неординарное. То пожар случится, то водой мою квартиру зальют…

– Самым счастливым в жизни человека считается детство. Когда поняли, что оно закончилось?

– Раньше я не понимала смысла выражения «Пока живы родители, ты чувствуешь себя ребенком». Поняла его, когда не стало мамы. Вот тогда ощутила, что детство закончилось, и юность, и молодость.

– Кто-то из философов Древней Греции обронил фразу, что одиночество – это удел сильных, слабые всегда жмутся к толпе. Разделяете данное изречение? И сами ощущаете себя сильным человеком?

– Знаете, я, наверное, больше произвожу впечатление сильного человека, чем таковым являюсь на самом деле. На мой взгляд, творческий человек бывает редко одиноким. Свое одиночество он выливает на мельницу творчества. Так и рождаются стихи, проза, роли. Возникшие болевые ситуации в повседневной жизни такие люди сублимируют в творчество.

– Наталья Владимировна, Вы много ездите по городам и странам. Какой зритель является самым лучшим для Вас?

– Зритель, который пришел посмотреть спектакль. Это без всяких предубеждений вам говорю. Тот зритель, до сердца которого можно достучаться. Значит, его сердце открыто для меня. Бывает, встречаются и дворцы культуры, дышащие на ладан, и света нормального нет, и холодно, и звук слабый, а когда выходишь на поклон в конце спектакля, видишь восторженные глаза публики и понимаешь: вот же оно, настоящее счастье.

– Вы проехали по нескольким городам Луганщины. Поделитесь впечатлениями?

– Сами города удалось увидеть только из окна нашего автобуса. На спектаклях в каждом из городов, где мы побывали, публика разная. Очень понравился новый театр в Луганске. Там все сделано на высшем уровне, удобно и очень компактно. Все есть для того, чтобы он был востребован и популярен у горожан. Сцену, конечно, нужно еще обживать, «намаливать», как говорится. И занавес очень медленно едет, но это уже техническая сторона, на которую зритель внимания не обращает. Атмосфера тут чудесная. Зритель областного центра очень искушен в театральной жизни. Сказывается наличие в Луганске нескольких театров. Люди тонко разбираются в игре актеров, выражают свои эмоции. Открытие Луганского театра эстрады, безусловно, знаковое событие для областного центра. Художественный руководитель Московского независимого театра Дмитрий Рачковский, которому и принадлежит идея постройки нового культурного заведения в родном городе, сделал все от него зависящее, чтобы и актеры, и зрители чувствовали себя комфортно.

В Алчевске очень холодно в местном ДК Химиков. Вообще не понимаю, как в таких залах можно работать и проводить спектакли. Зал совершенно не приспособлен к проведению мероприятий. Очень высокая сцена, холодно в гримерках. Немногочисленные зрители сидели в шапках и куртках, а актеры были в легкой одежде и замерзали на сцене. Правда, зрители очень хорошо нас приняли, а после спектакля многие подходили за автографом, фотографировались. В Ровеньках чувствовалось волнение нового руководителя местного ДК, но принимали нас там просто замечательно. В Луганске прекрасно приняли и в театре, а потом и в одном из кафе, где артистам устроили дружеский ужин. Изумительная кухня, прекрасная атмосфера и музыка оставили самое приятное впечатление. Я сама люблю готовить, сразу же стала выспрашивать у хозяев ингредиенты, использовавшиеся при готовке блюд.

– Из блюд Вы предпочитаете морепродукты?

– Я – морская девушка, морепродукты обожаю (смеется). Когда мама была мной беременна, то отец взял ее с собой в круиз по Черному морю. Он был капитаном корабля. Вот так в Румынии я и родилась. Когда исполнился мне месяц, меня таким же способом на корабле вернули домой. Так что моя любовь к морю, солнцу была заложена еще с детства. Наверное, могла бы спокойно жить на необитаемом острове.

– Три вещи, которые Вы бы взяли с собой на необитаемый остров?

– Тремя вещами бы я не обошлась. Не представляю, как бы смогла обойтись без своих детей, кошек, Библии, книг. Мне необходимы многие вещи. Самое необходимое – это Священное писание, бумага и шариковая ручка, чтобы писать письма, стихи, книги.

– Вы снимались в фильме «Гостья из будущего». Если бы с помощью машины времени представилась возможность вернуться в прошлое, что бы изменили в своей жизни?

– Взяла бы сито покрупнее, просеяла сквозь него ненужное общение и людей, которые в жизни не сыграли никакой роли. Больше времени проводила бы с родителями. Старалась поэкономнее распоряжаться своим временем, которое пролетает очень быстро. В некоторые моменты жизни хотелось бы остановить мгновения, но тогда не было бы ничего другого.

– Знаю, Вы пишете стихи. Они для Вас состояние души или же некий всплеск эмоций, которые хочется перенести на бумагу?

– И то, и другое. Это и состояние души, и всплеск эмоций, иногда все они рождаются непонятно откуда. Стихи могут родиться в любой ситуации. Бывает, создается впечатление, что их просто тебе кто-то надиктовывает свыше.

– В жизни каждого творческого человека случаются забавные случаи. Актеры вообще «грешат» этим. То забудут что-то или кого-то, то потеряются сами, то попадут в смешную историю. Припомните что-то интересное?

– Поведаю Вам несколько таких историй. Я работала в цирке еще, было это сразу же после выхода на экраны фильма, в котором я сыграла роль «кавказской пленницы». В гостиницу цирка пришел человек, попросивший меня позвать в холл. Спускаюсь, там стоит мужчина, смотрит на меня и говорит: – «Нет это не она». Я интересуюсь, а кто вам нужен? Он в ответ – «Наталья Варлей». Я удивлена, начинаем выяснять ситуацию. Оказывается, накануне к нему в универмаге подошла девушка и поинтересовалась, смотрел ли он «Кавказскую пленницу»? Он ответил, что смотрел. Она продолжает: – «А помните, кто играл Нину? Это же я! Хочу себе купить сапоги, а вот денег с собой не взяла. Займите мне, я живу тут рядом, в гостинице цирка, подойдете вечером, я вам отдам долг». Мужчина с радостью занял ей деньги на сапоги, как оказалось потом, навсегда. Он пришел получать деньги в гостиницу, но увидел не ту девушку.

В спектакле «Я – Герберт», где мы играли с партнером 90-летних стариков, впадающих в маразм, вспоминали по роли молодость. Я произношу фразу: – «Неужели ты не помнишь, что под этой ивой мы зачали Рольфа?». Партнер спрашивает: – «А кто такой Рольф?» Отвечаю ему, это же твой пасынок. А дело происходило в одном эстонском городке. И вдруг, прямо посреди спектакля, на сцену выходит молодой эстонец с огромным букетом цветов. Мы еще не доиграли, сидим на лавочке посреди сцены, что делать? Партнер мой махает палочкой и говорит незваному гостю: – «Не трогай мою жену». А он приближается к нам. И тут я не выдержала и говорю: – «Не трогай его. Неужели не видишь, что это же наш Рольф». Зал после этого просто «лег».

С нынешним моим спектаклем «Блюз одинокой бабочки» в одном из шахтерских городов Луганской области тоже произошел забавный случай. В одном из эпизодов, я произношу текст, предназначенный моему сыну Александру: – «Не уходи. Мне нужен ты, мой сын». И вдруг из зала раздается громкий голос: – «Саня, беги от нее, беги». Видимо, зритель так проникся эпизодом, что выразил свои эмоции прямо во время спектакля.

На прощание

527Наша беседа подошла к концу. После нее в гримерку потянулись зрители за автографами. Одна из них поблагодарила Варлей за прекрасную игру, сказав следующее: – «Спасибо Вам за то, что даже в провинции, Вы выложились на полную, отыграв и для нас, как играете в крупных городах». Но еще больше меня поразила речь девушки лет 16, зашедшей со своим молодым человеком сфотографироваться на память и взять автограф для родителей у Натальи Владимировны: – «Огромное спасибо за игру на сцене, можно я Вас обниму, Вы такая клевая и классная». В последней фразе, произнесенной на молодежном сленге, улавливается настоящая популярность Натальи Варлей, и теплится надежда на то, что не все еще потеряно у подрастающего поколения с эстетической точки зрения.

Сергей Одинцов