Настоящее будущее


«Теллурия», Владимир Сорокин

Российская Федерация и Европейский Союз раздроблены и разорены религиозными войнами. Разъято и тело последнего сорокинского романа, по страницам которого бегают, ползают, прыгают в сапогах-скороходах люди – большие и маленькие, – роботы и звероглавцы. Персонажи говорят, любят, воюют, играют со своими смартфонами («умницами»). А иногда забивают друг другу в головы теллуровые гвозди, от чего испытывают невероятные наркотические переживания.

718«Читать Сорокина» давно уже стало знаком принадлежности к определенной культурной прослойке, традиционно считающейся узкой, но не являющейся таковой: книги Сорокина неплохо продаются и очень-очень неплохо влияют на умы. Можно «любить Сорокина» или «не любить Сорокина», но нельзя не считаться с его присутствием в русской литературе. Если именовать вещи в терминах «Теллурии», Сорокин – большой.

Каждая глава-рассказ проговорена своим языком (только одних лишь новых русских языков здесь несколько), в каждой спрятан ключик к тому или иному явлению из нашей реальности. Сорокин шутя шаржирует многих своих коллег (лениво Пелевина и тепло Пепперштейна), легко высмеивает и переиначивает более раннего себя и, кажется, всерьез препарирует Свифта. В итоге больше всего достается человечеству в целом и постсоветским государственным и мясным машинам в частности.

Впрочем, у последних есть повод для гордости: «наш советский де Сад», в отличие от своего французского предшественника, смог шагнуть за кровавый горизонт в неведомую чистую даль. Вон он, машет нам гулливеровой шляпой и тянет на веревочке за собой целый флот хороших и плохих историй.

Попробуйте на досуге сделать усилие и все-таки «почитать нового Сорокина», если еще не – вдруг вам понравится ковырять в ослином ухе теллуровым гвоздем или прятаться в одной из малоизвестных картин Эдварда Мунка?

Сергей Караваев

 

Добавить комментарий