Миссионер-католик: в Африке проще


410На дальнем востоке Украины, в Луганске, уже двадцать лет живет и проповедует магистр теологии, ксендз Гжегож Рапа. Именно он, приехав из польского Люблина, с нуля создал в сложном «пролетарском» регионе, куда приезжали работать на шахты люди со всего бывшего Советского Союза, дружный приход. Этот приход получил название Рождества Пресвятой Богородицы Девы Марии

 

– В Ровно (Западная Украина – авт.) у меня был друг, который постоянно звал меня к себе. Я долго сомневался, но в конце концов пришло окончательное решение – поеду. Тогда я пошел к епископу и просил его, чтобы он дал мне разрешение. И тут епископ говорит: «А ты знаешь, что приехали люди из Луганска, и им нужен священник?».

Видно, Господь так хотел. Приехал домой, нашел карту Украины – поначалу Луганска не обнаружил. Засомневался: может, что-то перепутали, и этот город не в Украине? Потом поехал в Германию, в одном из супермаркетов купил карту и нашел там Луганск. По этой карте я сюда и приехал.

«Стена меж нами»

– Думаю, что стена между Советским Союзом и остальным миром сделала свое дело. Когда я был в семинарии, никто даже не думал об этом, что когда-нибудь откроется граница и можно будет туда поехать и нести Христа, сейчас, когда это открылось, вопрос есть, почему так мало желающих сюда приехать.

Думаю, причина в основном в том, что священникам хорошо живется в Польше, работы очень много, они там востребованы и реализуют себя как священники. Но даже если кто-то захочет, и появится мысль сюда приехать, начнет интересоваться, а за что жить? Вот проблема. Спасайся сам как можешь. Храмов нет, людей нет, начинать надо с нуля, и крылья сразу опадают – слишком тяжело. Один из священников мне так сказал: «Мы вами восхищаемся, но не подражаем».

Я помню свою вторую украинскую ночевку в Киеве у костела св. Александра, где в 93-м году еще были руины, шел ремонт, и там на тот момент находился священник-миссионер, приехавший из Африки. Он мне такую фразу сказал: «Я не думал, что где-то люди так еще живут». То есть даже в Африке работать проще – там есть костелы, прихожане, они открыты вере, готовы ее принять.

«Католической церкви в Луганске не будет»

– В Луганск я попал 28 октября 1993 года. Беготни было много, особенно с документами, поскольку я иностранный гражданин. Снял двухкомнатную квартиру, там три года жил и там же служил службу в будние дни. А в воскресные дни мы служили службу в Украинско-Канадском центре в Луганске.

Я знал о том, что в Луганске был костел, и мы обратились к властям с просьбой вернуть бывшую церковную землю, или чтобы выделили участок под строительство. Сначала мне предложили полупустой квартал Вольный, а потом отказали. Мне сказали: вам непонятно, что здесь не может быть католической церкви?

В итоге я поехал в Германию, собрал там в приходах часть денег, купил здесь на ул. Мергельной недостроенный дом. Ездил в Германию за деньгами и достраивал – тут денег найти не удалось. Все это время жил рядом во флигеле. Первая служба состоялась в нетопленом молитвенном зале в 1995 году, на Рождество. Но нас грела вера.

«Рассчитывать мог только на себя»

– Надо было где-то искать денег, чтобы можно было прожить здесь. Хотя прихожане были добрые, очень хотели помочь во всем, но я заметил, что возможности и способности у них невелики, и довольно быстро ощутил, что рассчитывать могу только на себя.

Потом – в квартире, которую я снимал, вода была только утром и вечером, и то только холодная, с чем я в жизни никогда не сталкивался, электроэнергию отключали без предупреждения. Это тоже для меня было дико.

Следующая проблема. В Польше я привык, что если надо чего-то покушать, встал утром в 6, побежал в магазин купить хлеба. Прихожу – где там, магазины только с 9 открывают. Во многих бытовых вопросах на самом деле надо было перестраиваться.

Ну и потом вопрос стройматериалов – достать что-нибудь было очень тяжело. А даже если и попадалось, то качество было ужасное, и из-за этого кучу вещей вез из Польши.

«Важно, что католик»

– Вначале была маленькая группка прихожан, примерно до 20 человек, в основном с польскими корнями. После распада Советского Союза кто-то помнил, что он католик, начали люди искать друг друга, и вначале даже не различали римо-католиков и греко-католиков. Важно, что католик.

Впрочем, группа довольно быстро росла. Из-за интереса. Тяжело говорить о цифрах, потому что в течение первого только года прошло через руки около 200 человек. Часть людей просто приходила посмотреть, а потом уходила. Может, искали какую-то помощь, или шанс вырваться отсюда в Польшу, а потом видели, что здесь этим не занимаются. Однако довольно быстро набрался костяк из 50 человек, и приходили их знакомые, и так потихоньку приход разрастался. Большинство первых католиков уже ушли к Господу, осталось немного из той первоначальной группы.

«Люди не знали, как спрашивать о Боге»

– Катехизация. Это было самое важное. Если кто-то не понимает литургии и таинств, участие без понимания не приносит слишком много духовной силы. А люди тут ничего не знали, надо было прежде всего учить, учить и еще раз учить. Всему.

Конечно, приходилось бороться с прихожанами, и громко. Их напичкали одной информацией, а я преподносил другую, и было очень трудно открывать, до какой степени люди обмануты. Это была трудная и тяжелая работа, болезненная для обеих сторон, но она дала хорошие плоды.

Однажды случилось непредвиденное. Разговор со знакомыми зашел о том, почему я ничего не делаю, чтобы люди к Богу приходили. Я сказал: «Я не хочу вас заставлять. Вы знаете, что я священник, спрашивайте, и тогда начнем разговор, и я для этого есть, чтобы вас привести, научить о Боге, и я с радостью это буду делать. Но настолько хочу быть деликатным, чтобы не входить в вашу душу не разуваясь, хочу, чтобы вы делали первые шаги». А они ответили: «Это неправильно, ведь мы даже не знаем, как спросить и о чем спросить». И это был для меня страшный шок. Я понял, что моя позиция была неправильной. Не понимал, до какой степени люди безграмотны и стыдятся что-либо сказать, чтобы не опозориться. Потом я уже потихоньку начал деликатно проявлять инициативу в этой области.

 

«Как можно жить без Бога?»

– Меня всегда интересовало, как можно жить без Бога. В любой ситуации я пытался спрашивать людей, как они себе представляют жизнь без этого, в чем они видят смысл жизни, ее цель, как себе представляют посмертие. Как приехал, заметил еще, какие были споры вокруг «Белого братства»
(религиозная секта – авт.), потом видел, как приезжали представители различных религий, снимали помещение цирка, и люди бегали туда, хотя из-за нехватки образования не разбирались, кто есть кто и что они провозглашают. Было жаль, что люди так некритичны. А потом этот повальный интерес начал уходить…

Наш приход развивается, но это очень маленький процент населения Луганска. Радует, что хотя бы такой есть, но можно было ожидать намного большего интереса у людей, а он как-то спит. Причин может быть много, без сомнения, время коммунизма сделало свое дело. Ситуация безрадостная. Может, играет роль то, что появилось столько различных религиозных течений, и неподготовленные люди посмотрели, сколько их, каждый свое говорит, и они не сходятся, может, подумали, что чушь это все, и вернулись назад со своими вопросами. И живут, как раньше жили, не пытаются ничего сделать, чтобы ближе познакомиться с действительностью веры.

«На Украине лучше»

– Часть нашей приходской молодежи посещала не одну протестантскую группу. И однажды я их спросил, почему они покинули эти группы и пришли в католическую Церковь. Они были не в состоянии сразу дать ответ. Только позже, когда начали осмысливать свои поиски, отвечали, что этим элементом были Евхаристия и исповедь. Трудные это таинства, особенно исповедь, а все равно жизнь показала, что именно эти элементы их приводили в Церковь, именно их они не могли найти в иных религиозных течениях.

Я думаю даже, что люди не сами выбирают Церковь, я не верю в то, что человек в этом вопросе действует сам, я вижу за этим перст Божий. Бог выбирает себе людей, и Сам их сюда приводит. А им нужно только дать положительный ответ и за этим таинственным тихим голосом совести просто пойти. Я так это вижу и пытаюсь рассказать людям, что та интуиция, которая их вела сюда так, что они сами не были в состоянии сказать почему, – это перст Божий.

Кстати, на Украине есть прекрасная особенность. Буду сравнивать с Польшей, где люди воспитаны с детства в духе Церкви. Крещенные, они ходили на занятия, это стало чем-то обыденным. А здесь ситуация другая – люди не знали ни веры в Бога, ни Библии, экзистенциальные вопросы были не решены, и когда вдруг появляется возможность на эту тему поговорить, – это такой свежий поиск истины и Бога и открытие Его! И радость обретения этого сокровища здесь намного больше, чем у тех, кто имеет его с детства.

 © Елена Ширяева, специально для «РГ»

Добавить комментарий