Луганщина самоопределилась?


456Спустя 23 года после принятия Акта о государственной независимости Украины луганчан просят поддержать создание независимой Луганской народной республики. К референдуму подготовились буквально за неделю и провели его по всем законам жанра: к 16:00 явка, по заявлениям организаторов, составила около 80% жителей области, это при том, что сразу в нескольких районах области голосование не состоялось. Как проходило «народное волеизъявление» в Луганске – наблюдала «Реальная газета»

 

Русский марш

«Марш, марш, марш,

Русский марш, он закончит шабаш

Тех, кто издевался над страной».

Такая незамысловатая песня играла в колонках на избирательном участке в школе №39 в Малой Вергунке. Мы прибыли за несколько минут до открытия и сразу же подверглись двойной проверке. Сначала к нам вышла женщина и немного взволнованно попросила наши удостоверения, после чего сразу же вернулась в здание. Через пару минут спешно подтянулись молодые ребята.

– Э, вы какое телевидение? Откуда, какой канал? – отреагировали новые «контролеры» на съемочную группу «Реальной газеты».

Выяснилось, что ребята прибыли с ближайшего блокпоста. Увидев нашу аккредитацию от штаба «Армии Юго-Востока», заметно переменились в поведении.

– Ну, вы же понимаете, разное ведь телевидение бывает, – объяснили нам «блюстители порядка».

– Понимаем.

Еще до открытия избирательного участка на территории собралось около десятка людей. Внутри нас встретили нервозно – в наших краях принято опасаться камер. На этом участке традиционно много пенсионеров, приходят парами и целыми семьями, у некоторых на груди георгиевские ленточки.

Процедура та же, что и на обычных выборах: паспорт, прописка, бюллетень, галочка, урна.

Сергей Луганский одним из первых пришел на голосование. Он, можно сказать, лицо нынешнего референдума – мужчина предпенсионного возраста, работает на предприятии, принадлежащем российскому собственнику.

– Я голосую за спокойную жизнь, работающую экономику, – говорит Сергей Луганский. – Считаю, что Луганская область должна быть самостоятельной. Я работаю на «Лугансктепловозе», который принадлежит российской компании, поэтому я и за Украину, и за Россию. За мир, спокойствие для нас, наших детей и внуков.

 

«Россия нас не потянет»

Школа №50 – здесь активность немного выше. На территории встречаем людей в камуфляже, без автоматов. Просят предъявить удостоверение и не снимать их на камеру.

– Если надо что-то заснять, просто предупредите, мы отойдем, – говорят нам.

Также охранники сообщили, что милиция отказалась проводить совместную с ополчением охрану порядка избирательных участков. О такой схеме взаимодействия с правоохранителями журналистам в середине прошлой недели заявили в штабе «Армии Юго-Востока». Однако в последний момент, видимо, что-то не сложилось.

Голосование проходит в спортивном зале школы. Помещение большое, возможно, потому кажется, что людей на этом участке мало. Спрашиваю у члена избирательной комиссии, есть ли на участке наблюдатели от каких-либо организаций. Оказалось, нет, и из журналистов мы первые.

– Людей много приходит, и совсем не обязательно, что все придерживаются одной точки зрения, – рассказывает Владислав, он следит за порядком на участке. – Один дедушка прямо мне сказал: «Россия нас не потянет, потому голосую против». Пусть народ решает, как будет жить область. Может, и правда большинство проголосует против самостоятельности, посмотрим.

На выходе с участка встречаем двух пенсионерок, в своем мнении они единодушны: да – «Луганской народной республике».

– Я голосовала за лучшую жизнь. Не доверяю нынешней власти, нема довiри до них, – говорит, переходя на украинский, Любовь Григорьевна.

– Того же мнения. Тем более, мои дети живут в Крыму. Мне нужна свобода, Россия и Луганская область, – отвечает Раиса Александровна, при этом добавляет пару нелицеприятных слов о «бандеровцах».

 

За себя и за мужа

На одном из участков мы стали свидетелями, как женщине разрешили проголосовать за мужа по его паспорту. На другом – мужчина вбросил в урну сразу несколько бюллетеней. Позже от коллег также начала поступать информация, что людям разрешают проголосовать за несколько человек одновременно, например, если кто-то из членов семьи отсутствует по каким-то причинам.

Безусловно, это нарушение, которое мы увидели собственными глазами, однако, по ощущениям, это не меняет общей картины: все опрошенные «Реальной газетой» избиратели – за самостоятельность региона. Те, кто против, просто проигнорировали референдум, таких, к слову, тоже не мало.

Примечательная деталь: на многих участках кабинки для голосования разделяют занавески цветов украинского флага. Это единственная национальная символика, которая присутствует на избирательных участках.

Более того, по сообщениям пресс-службы ЛОО КИУ в Алчевске, в помещениях для голосования вывешены российские флаги.

 

«Тайное голосование»

На избирательном участке в школе №60 заметно больше молодых людей. Здесь всегда высокая активность избирателей. Кажется, и атмосфера более непринужденная. У людей приподнятое настроение.

– Почему музыка не играет? – шутливо возмущается прохожий.

– Зачем музыка, у нас тут тайное голосование, – улыбаясь, отвечает ему мужчина.

– Голосование не тайное, но и лишнего внимания нам не надо, – поддерживает беседу женщина.

Подхожу к члену избирательной комиссии за комментарием. Прямо передо мной женщина просит дать ей проголосовать по полтавской прописке. Отказывают – референдум только для жителей Луганщины.

– Явка примерно такая же, как на предыдущих парламентских выборах, – говорит Михаил Дьяконов, член избирательной комиссии. – Наблюдаем стабильный поток людей. Слава Богу, у нас обошлось пока без провокаций.

Также Михаил рассказал, как он попал в комиссию.

– Меня вызвало руководство и предложило поработать в комиссии. Нам по факту предоставили списки избирателей, привезли бюллетени, мы их проштамповали – и всё готово.

В то же время Михаил отметил, что обычно на подготовку к голосованию давали не меньше трех месяцев. Тем не менее, по его словам, к проведению голосования всё готово, самое главное – списки избирателей совпадают.

 

Референдум не состоялся?

Похоже, что организаторы референдума поспешили выступить от имени всего региона. В день референдума оказалась, что не вся Луганщина принимает в нём участие. Ряд северных районов области не поддержал голосование.

– В Сватово Национальная гвардия не пропускает машину с бюллетенями, а в Троицке БТР перекрыл дорогу и тоже не пропускает наши машины, – сообщили в пресс-центре «Армии Юго-Востока». – Наши машины с охраной пытаются прорваться, чтобы люди смогли проголосовать.

Об этом также заявил на пресс-конференции глава провозглашенного ЦИК Луганщины Александр Малыхин.

– Украинские военные и БТР блокируют подвоз бюллетеней в Беловодский, Марковский, Сватовский, Меловской и Троицкий районы, – отметил глава ЦИК. – Таким образом, нет возможности в этих местах провести референдум.

В связи с этим и.о. губернатора Луганщины Ирина Веригина поспешила сообщить о том, что жители области выступили против «незаконного референдума».

– Уже сейчас можно смело утверждать, что Луганщина сказала твердое «нет» незаконному «референдуму» так называемой «Луганской народной республики», – отметила она. – Волеизъявление граждан, которое противоречит Конституции Украины, оказалось отнюдь не народным – под дулом автомата прийти на захваченные участки согласилось немногие. В крупных городах области активность наблюдается преимущественно среди представителей старшего поколения, проживших большую часть своей жизни в СССР и мечтающих о реинкарнации тоталитарного государства. Молодежь голосование полностью проигнорировала – представители молодого поколения считали, считают и будут считать своей Родиной только одну страну – Украину.

Также чиновница отметила, что в Белокуракинском, Сватовском и Троицком районах не открылся ни один избирательный участок.

 

Что дальше?

Всё же референдум состоялся, даже несмотря на просьбу президента РФ Владимира Путина не проводить его 11 мая, а отсрочить на более поздний срок, чтобы иметь возможность для диалога с центральной властью.

Разумеется, результаты референдума на Донбассе не признает ни одна цивилизованная страна мира, о чем они уже поспешили заявить. Есть ощущение, что «нецивилизованных» стран, признавших итоги голосования, будет меньше, чем в случае с Крымом.

Скорее всего, идеологи повстанческого движения попытаются создать совместное с Донецкой областью государственное образование. Однако что делать с той частью области, которая неподконтрольна повстанцам? Более того, украинская армия показала, что ее части могут без проблем передвигаться в пределах Луганщины. Так, по заявлениям организаторов референдума, в день голосования украинские БТР бороздили просторы нашего края и даже вплотную приблизились к Луганску – стояли в Счастье.

Большинство избирателей не скрывают: они голосуют за присоединение к России. Нашим гражданам вдруг показалось, что всё идет по крымскому сценарию. Однако нужен ли Донбасс России – это большой вопрос. Возможно, и нужен, но только как буферная зона, вечная горячая или, на худой конец, потенциально взрыво-опасная точка.

Все ждут определенности, с какой мы стороной? Ответ «сами по себе» – это худшее, что может быть. Строить с нуля собственные государственные институты в границах одной или двух областей – дело не просто архизатратное и сложное. Этот процесс может затянуться на годы и даже десятилетия. Хочется верить, что Кремль не обзавелся у себя границе еще одной никем непризнанной неспокойной республикой. А пока нам остается ждать, какой шаг сделает областной совет: признает ли он итоги референдума?

Олег Чанкотадзе