Луганчане в зеркале социологии: недоверие, апатия, изоляция


372Чего хочет Восток Украины? Очень многие люди сегодня пытаются говорить от его имени, выдавая личные политические амбиции, собственные представления о том, что лучше, за «народную волю». Киевский международный институт социологии (КМИС) попытался разобраться в том, что происходит в головах у жителей мятежной части Украины, проведя исследование «Мнения и взгляды населения Юго-Востока Украины: Апрель 2014 года». «РГ» проанализировала ту часть исследования, которая касалась Луганской области

 

Полная «легитивность»

Социологи из КМИС констатируют факт – Луганская область сегодня столкнулась с кризисом легитимности. Тотальным недоверием луганчан пользуются ключевые фигуры новой власти – исполняющему обязанности Президента Турчинову не доверяют 70% луганчан. Такой же уровень недоверия существует и к премьер-министру Яценюку. Луганская и Донецкая области входят в число наиболее «недоверчивых» к новой киевской власти регионов, немного отстает Харьковская область. В целом же первым лицам «майдановской» власти по Юго-Востоку не доверяют половина опрошенных.

Верховной Раде не доверяют значительно меньше – 46,7% луганских респондентов. В целом Юго-Восток склонен скорее доверять парламенту, избранному еще до Майдана, – 42% в целом доверяющих, против 36% не доверяющих.

В то же время и олицетворяющий старую власть Виктор Янукович не пользуется поддержкой луганчан – 57,6% опрошенных не считают его законным президентом. Учитывая, что в 2010 г. за Януковича проголосовали 88,96% избирателей, можно говорить о том, что Луганщина низвергла кумира, по-прежнему из ростовской ссылки претендующего на свои права. При этом луганчане не ощущают своей ответственности за то, что привели Януковича к власти своими голосами – 76% респондентов не ощущают вины за действия бывшего Президента.

В сумме в пределах макрорегиона непризнание притязаний Януковича находится на отметке в 70%. Наиболее негативное отношение к Януковичу на Херсонщине – 83% ее жителей не считают ВФЯ законным президентом.

По сути дела, результаты опроса говорят о том, что сейчас в умах луганчан царит настоящая анархия – старая и новая власти не вызывают доверия, остатки легитимности сохраняет Верховная Рада.

 

Майдан раздора

Любопытны оценки луганчанами событий, приведших к переменам в стране. Большинство луганчан (61,3%) убеждены, что Евромайдан – это государственный переворот, осуществленный оппозицией при поддержке Запада. 45% луганчан уверены, что Янукович должен был применить силу для разгона Майдана.
В то же время жители Луганщины убеждены в том, что обе стороны не должны были использовать оружие – 54% осуждают за это силовиков, 86,8% протестующих. Впрочем, для насилия со стороны силовиков у луганчан есть оправдание: «они давали присягу и выполняли приказы» – с подобной формулировкой действия «Беркута» оправдывают 66,3% респондентов.

В гибели людей на Майдане луганчане склонны винить лидеров оппозиции (47,6%) и Виктора Януковича (29,5%), популярна также версия о «руке Запада» (22,6%).

Стоит отметить, что жители Донбасса своим радикализмом оценок Майдана существенно отличаются от остального Юго-Востока, более ему сочувствующего. В целом по макрорегиону исследования половина респондентов не согласна с утверждением, что Янукович должен был подавить революцию.

 

Предчувствие гражданской войны

Более половины луганских респондентов считают реальным начало гражданской войны в Украине. При этом более 80% луганчан выступают против свободного распространения оружия. В числе одних из главных требований к власти по сохранению единства страны – разоружение радикалов (33,5%).

Отдельно вынесен вопрос о «Правом секторе». Судя по результатам исследования, эта ультраправая организация является настоящим пугалом для донбасского обывателя. 63% респондентов считают «Правый сектор» «крупным военным формированием, пользующимся влиянием во власти и представляющим угрозу гражданам и целостности страны». Всего 5% луганчан считают «Правый сектор» – «призрачной угрозой», распиаренным мифом. В то, что «Правый сектор» – это российские провокаторы, луганчане тоже не верят – так считают только 7,5%. Это можно считать либо комплиментом «Правому сектору» – «враги, но идейные», либо наивной верой в то, что Россия играет только белыми фигурами.

Негативно наши земляки относятся и к радикализму, поднявшемуся на Востоке страны, – так, луганчане не поддерживают вооруженные захваты админучреждений в своем регионе (58,3%) и считают, что все проблемы надо решать мирно (41,7%). Преувеличена и приверженность луганчан сепаратистским идеям – 51,9% респондентов не поддерживают присоединение Луганской области к России, а 60,8% не согласны принимать участие в акциях сепаратистов.

В целом, главными опасностями «смутного времени» луганчане считают: крах экономики (42,7%), разрыв связей с Россией (36,2%) и разгул бандитизма (29,7%) (в целом по Юго-Востоку – первая тройка страхов – бандитизм (43,1%), крах экономики (39,2%), угроза гражданской войны (31,7%)).

 

Война и мир

В то же время отношение к северному соседу самое что ни на есть прекраснодушное – сказывается и влияние телепропаганды, и традиционное русофильство. Фактически, луганчане не воспринимают россиян, как потенциальных агрессоров.

Луганчане не считают, что Россия ведет войну с Украиной (54,1%), не считают, что Россия незаконно вмешивается в дела Украины (40,9%), и не считают Россию организатором сепаратистских выступлений (51,6%).

Однако, несмотря на это, луганчане осознают возможность полномасштабного российского вторжения (43,4%), относятся к такому варианту развития событий негативно (53%). В случае вторжения большинство планирует отсидеться по домам (43,2%). К сопротивлению агрессии готовы всего лишь 10,7% луганчан, при том, что 11,7% готовы встречать российскую армию как «освободителей». Из всех областей Юго-Востока Луганская область демонстрирует самый низкий уровень патриотизма, и равный с Донецкой областью самый высокий уровень потенциального коллаборантства.

Большинство луганчан готовы взять оружие в руки только в случае угрозы их собственным жизням и жизням близких (55,3%).

Расщепленность сознания, спровоцированная пропагандой, хорошо видна в вопросе о защите интересов русскоязычных – 44,2% луганчан считают, что Россия справедливо защищает интересы русскоязычных в Украине, и в то же время более 60% луганчан признают, что никаких ущемлений русскоязычных граждан нет.

 

Как обустроить Украину

Каков же позитивный идеал луганчан? Каких перемен в жизни страны они хотят?

В качестве залога сохранения единства страны большинство жителей региона видят три основных фактора: поддержку предприятий региона – 36%, разоружение радикалов – 33,5%, нормализацию отношений с Россией – 28,5%. Сторонниками федерализации являются 41,9% луганчан (самый высокий показатель по Юго-Востоку), 34,2% согласны на унитарное государство с расширенными полномочиями регионов.

85,6% респондентов из Луганской области поддерживают выборность губернаторов (эта идея имеет равномерно высокую поддержку по всему Юго-Востоку).

При этом новую Конституцию Украина должна разрабатывать сама, без советчиков извне, в том числе из России, убеждены 83,4% луганчан.

Во внешнеполитической ориентации луганчане полностью направлены на Россию – 72,7% респондентов видят Украину и Россию в будущем союзниками с открытыми границами, без визового режима. 64,3% луганчан за вступление в Таможенный Союз.

Интересны позиции, по которым Россия является привлекательной для луганчан – экономическая стабильность – 34,7%, высокая зарплата – 30,3%, стабильность власти – 24,8%. В то же время соцопрос КМИС разбивает миф о монолитном пророссийском векторе Юго-Востока, за пределами Донбасса российские реалии не пользуются особой популярностью – в сумме по макрорегиону лидирует точка зрения, что в России нет ничего привлекательного – 35,2% (это мнение доминирует в Днепропетровской, Запорожской и Николаевской областях).

Что же касается предстоящих майских выборов, то Луганская область встречает их наиболее дезориентированной. В пользу этого утверждения говорит самый высокий процент неопределившихся – 40,7% и второй по величине (после Донецка) показатель бойкота выборов – 14,6%. По сути, речь идет о том, что, утратив доверие к предлагаемым политикам, Донбасс не имеет своего кандидата. Практически одинаковые рейтинги имеют регионал Михаил Добкин (9,9%) и экс-регионал Сергей Тигипко (9,2%). Замыкает тройку Петр Порошенко (7,7%).

 

И в завершение

Соцопрос КМИС хорошо показывает основные проблемы региона – кризис политической идентичности после падения власти Януковича, наивные пророссийские иллюзии, перемешанные с прагматичным пониманием привязанности экономики региона к северному соседу, желание расширения демократии, при одновременном страхе перед гражданской активностью, в которой видится призрак радикализма. На фоне остального Юго-Востока Луганская область отличается большим патернализмом, низким уровнем гражданской мобилизации и патриотизма, недоверчивостью и замкнутостью. Луганский человек не чувствует себя частью более широких общностей, он одинок и предоставлен самому себе. Поэтому логично, что он ищет поддержки в объятиях могучей государственной власти, которую олицетворяет в его глазах Россия. Можно винить во всем пресловутый жестковыйный «донбасский характер», а можно и вспомнить о том, что предыдущие годы Украина мало интересовалась, как и чем живут обитатели ее самой восточной окраины.

© Константин Скоркин, специально для «РГ»