Культовый инкогнито


1216

Как человек, этот художник практически неизвестен. При этом его коты и суровые бабки буквально заполонили интернет и социальные сети. Его образы становятся героями рекламы и медийными иллюстрациями. Он на деле подтвердил ленинский тезис: «Искусство принадлежит массам». И если есть сегодня на постсоветском пространстве поистине народный художник, то это как раз он – гость редакции «РГ» Алексей Куделин, более известный как Вася Ложкин

 

– Вы россиянин, но часто бываете у нас. Что лично для Вас значит Украина?

– Если бы меня спросили года два назад, то я ответил бы, что Украина – это праматерь нашей русской цивилизации, а украинцы – наш братский народ. Но мне много раз независимые друг от друга украинцы, разные люди,
объясняли, что мы никакие не братья, даже близко этого нет, и если у нас есть общая история, то она весьма сложная.

Сейчас Украина для меня – заграница. Чужая страна. Как Германия или Чехия, например. За границей бывать всегда интересно. В качестве туриста.

– А есть ли место Украине в Вашем творчестве?

– Сейчас нет. Да и вообще я мало обращаюсь в творчестве к реальным вещам или событиям. Меня интересует сказочный мир. Поэтому если там и есть Украина, то она не настоящая, а сказочная. Мистическая. Но очень и очень в малой степени.

– Что для Вас живопись, музыка – поиск высших смыслов, выражение своего «Я», прибыльное ремесло?

– Нет, это не поиск смыслов, это внутренняя потребность. Мне НАДО этим заниматься, без этого я не могу. Предрасположенность, если угодно. Кому-то нравится быть механиком, например, или врачом, а мне рисовать и все в таком духе. Конечно, для некоторых со стороны это выглядит как сумасшествие.

Прибыльно это или нет – не важно, главное, что эта внутренняя потребность приносит огромное удовольствие и удовлетворение.

– В Вашей живописной Вселенной, грубо говоря, два мира: «лирические котики» и «суровые бабки». Почему именно так?

– Потому что я люблю рисовать котиков и суровых старушек. Мне это нравится.

– Как родились темы «котиков» и «бабок»? Это был хладнокровный расчет, внезапное озарение или просто так легли карты?

– Да, это, конечно, тонкий маркетинговый расчет. Я обратился в одно пиар-агентство, также в одну социологическую службу и к одному ведущему российскому астрологу международного уровня. Они анализировали общественные потребности и состояния звезд на небе и все в этом духе. Короче говоря, коты и бабки – это то, что нужно публике, то, что принесет мне миллионы. Ну, и я теперь сказочно богатый и знаменный.

1217– Алексей Куделин & Вася Ложкин – кого больше? Как Вы уживаетесь и делите одно тело? Отражаются ли эти ипостаси в Вашем творчестве?

– Ну, вообще, их не два, а четырнадцать. Ну, сущностей. Просто эти двое наиболее известны людям. С остальными знаком мой лечащий врач. Нормально уживаемся. В частности, сейчас с вами разговаривает Иннокентий.

– Судя по Вашему журналу и аккаунту в ФБ, Вы весьма плодовитый художник. Где Вы черпаете творческие идеи?

– Где можно черпать идеи? Я бы сказал, но это будет очень неприлично.

– Для Вас искусство является основным источником заработка или скорее любимым занятием?

– Это и то, и другое.

– Ваша насыщенная выставочная деятельность, что это – пиар, маркетинг, тяга к общению?

– Нет, общаюсь я много с людьми через интернет. Выставки нужны, чтобы люди могли посмотреть на картины «живьем», пощупать их, оценить масштаб. Они отличаются от фотографий в интернете. Ну, и это интересное мероприятие, веселое, культурное событие. Почему нет?

– Недавно один из Ваших котиков стал лицом луганской тм Smachnoff. Вы чувствуете рекламный потенциал у Ваших любимцев?

– Я, честно говоря, не знаю, что такое Smachnoff. Но рекламный потенциал большой, поэтому рекламой не занимаюсь. Во всяком случае, стараюсь этого не делать. Но, правда, вот для «Эльдорадо» тут сделал несколько котов. Они еще заказали несколько картин. Это не хорошо и не плохо. Я просто об этом не думаю, мне все же интереснее создавать образы, а не раскручивать и продвигать их. Рисовать я люблю, остальное – маловажно и малоинтересно.

– Сколько времени в день Вы пишете и сколько времени в среднем уходит на одну картину?

– Смотря какая картина. Если она большая, там много персонажей – то долго, неделю, месяц и больше. Если не сложно – то один-два дня. Рисовать не сложно. Вы же видели мои картины? Их левой ногой можно нарисовать, а я не умею, я не художник в этом смысле, не рисовальщик. Гораздо сложнее придумать сюжет, композицию.

– Какие инструменты и материалы Вы используете в работе?

– Самые обычные: холст, краски (акрил, темпера), кисти, мольберт, лак.

– Есть ли художник или художественная школа, которая повлияла на Ваш стиль?

– Митьки. Я в детстве в журнале увидел как-то статью про них, это меня ошеломило. А так, я живописью вообще не интересуюсь. Бабушка меня возила в Москву в разные музеи, но мне больше статуи голых древнегреческих тетенек нравились.

Нет, ну вот «Грачи прилетели» Саврасова люблю, репродукция у меня дома висела в детстве. А так, школы, стили – не понимаю я в этом ничего. Я ж простой парень, туповатый… безграмотный.

1220– Пересекаетесь ли Вы с официальным миром живописи? Являетесь ли членом какого-либо союза, участвуете ли в его жизни?

– Я член «Международного художественного фонда». Что это такое – я не знаю. Но у меня есть удостоверение. Мне по нему дают скидку в магазине, где я покупаю краски и все такое.

– Если ли у Вас какая-то своя богемная тусовка – среда общения и обмена мнениями с коллегами по цеху?

– Ой, нет. Я ведь живу не в Москве и не в Петербурге. Я житель маленького городка, все мои друзья детства или спились, или умерли. Те, кто жив-здоров – у всех семьи, дети. И у меня тоже. Семья – моя тусовка. И моя богема.

А так, с кем мне общаться? Нет, у меня много знакомых художников. Копейкин, вот, например, из Питера. Или Семесюк из Киева. Но это не тусовка.

– Ваши картины весьма популярны. Есть ли у Вас ученики? Родились ли Ваши эпигоны, плагиаторы?

– Ну, многие считают меня эпигоном и плагиатором. Это ж постмодернизм!

– В Ваших котиках много чистого, детского. Какие мультфильмы Вы смотрели в детстве? Насколько сохранился тот маленький, неуклюжий ребенок в сегодняшнем Васе Ложкине?

– Я много мультфильмов смотрю и сейчас. У меня маленький ребенок – с ним и смотрим. Старые советские – «Вини Пух», «Бонифаций» и все такое. Ну, и современные – Лунтики всякие там, Смешарики. А кто там внутри, какой у меня ребенок – я таким самокопанием и психоанализом не занимаюсь. Ну, наверное, да – в каждом из нас есть светлые воспоминания о детстве.

– Каковы пропорции, чего в Вас больше – «Васи Ложкина» или музыканта из рок-н-ролл-бенда «Эбонитовый колотун»?

– Псевдоним Вася Ложкин появился как раз в рок-н-ролле. Я – рок-музыкант. У меня большой опыт. Я этим занимаюсь всю жизнь. Всю сознательную жизнь.

– Вы наверняка знаете многих украинских художников. Как Вы можете оценить их сегодняшний уровень?

– Ох, я бы сказал! Но как можно оценивать своих коллег? Это неэтично. И не хорошо. Все молодцы!

– Каково вообще место национальной культуры на современной карте мира? Есть ли будущее, например, у украинской школы живописи?

– Я думаю, да. Вообще, национальный колорит в творчестве очень важен и нужен. Это всегда придает какое-то очарование, самобытность. Речь не только о живописи – о творчестве, любом. Мы не должны забывать своих корней. Лучше идти из естественной среды, а не стараться копировать что-то западное. Мы славяне (хотя многие украинцы русских не считают славянами, но не важно), у нас прекрасная богатейшая культура. Вот у Украины, например. И, конечно, не стоит сбрасывать это со счетов. Тогда будет и будущее светлое, и печеньки.

– Планируются ли Ваши выставки в Луганске и что для такой выставки нужно?

– Нет, пока такой задачи я себе не ставил.

 

Беседовал Глеб Бобров

 

Добавить комментарий