Когда током ударит? (Об энергетике охваченного войной Донбасса)


Вопрос снабжения газом и электроэнергией двух депрессивных территорий востока Украины, вовлеченных в террористическую эпопею, все больше становится нерешаемым.

1508538

Кто добывает и как распределяет киловатты (пару слов о специфике электроснабжения Донбасса)

На сегодня облэнерго этого региона являются негосударственными структурами: «Донецкоблэнерго» принадлежит Ринату Ахметову, а Луганское энергетическое объединение – Константину Григоришину. Они как операторы получают электроэнергию посредством сетей более высокого класса напряжения Донбасской энергетической системы ГП НЭК «Укрэнерго».

Донбасская система покрывает своими сетями Луганскую и Донецкую области, но… Помимо этого государственная компания не только пропускает произведенную электроэнергию, но и осуществляет координацию и диспетчеризацию энергоснабжающих компаний и энергогенерирующих предприятий, тем самым обеспечивая единое оперативно-диспетчерское управление режимов работы электростанций и электрических сетей. Это важно запомнить для дальнейшей раскладки энергетического пасьянса.

Производством электроэнергии на обозначенной территории занимаются две компании. ПАО «Донбассэнерго», в активе которого Старобешевская и Славянская теплоэлектростанции, владельцем контрольного пакета акций является компания «Энергоинвест Холдинг» Игоря Гуменюка, оставшиеся 25%+1 акция принадлежат государству. Коммерческая структура ООО «ДТЭК Востокэнерго» Рената Ахметова охватывает Зуевскую, Кураховскую (и одна, и другая находятся в Донецкой области) и Луганскую (расположена в Счастье) ТЭС.

Итого: из энергетического комплекса двух проблемных областей государству принадлежит только передающая составляющая высоковольтных линий электропередачи и подстанций напряжением выше 110кВ, что само по себе является неотъемлемой частью энергосистемы. Большая часть цикла производства, поставки и передачи электроэнергии замкнуты на коммерческих компаниях, весомая доля которых отошла Ренату Ахметову. В руках «хозяина Донбасса» оказался практически весь энергетический комплекс региона, начиная от добычи угля и заканчивая продажей киловаттов.

Обращаем внимание на то, что производство электроэнергии в Украине принадлежит атомным (свыше 50%) и теплоэлектростанциям (около 40%), в остальном – альтернативные источники генерируют незначительный объем ресурса. «Светлое будущее» двух восточных областей всецело зависит от теплогенерации, которая практически полностью компенсирует потребность в энергоресурсе данной территории. Но если в Донецкой области 4 электростанции, то в Луганской – одна, от которой зависит 80% поставок электроэнергии.

Как ни печально, но в середине сентября зависимость от единственной генерирующей мощности ощутило на себе большинство луганчан. Из-за артобстрела ДТЭК «Луганская ТЭС» была повреждена передающая подстанция. Производить электроэнергию станция могла, но лишилась возможности передавать ее из-за поврежденного трансформатора. Обесточенной оказалась практически вся область, за исключением южных районов (Краснодон, Ровеньки, Свердловск, Антрацит) и незначительных участков на севере. Совладав с пожаром и включив в работу резервный трансформатор, электроснабжение возобновили.

Есть ли варианты перезапитать районы Луганской области, оказавшиеся в зоне риска? С одной стороны, энергосистеме Украины необходимо полностью компенсировать электроэнергию, генерируемую Луганской ТЭС. И здесь нужно понимать, какая станция возьмет на себя такую нагрузку, или же распределить ее между несколькими генерациями.

С другой – передать ресурс в регион, где от военных действий разрушены линии электропередачи. Опробованные резервные поставки электроэнергии от «Харьковоблэнерго» ограничены и не влияют серьезно на ситуацию. Южные районы Луганской области остаются с электроснабжением за счет перетоков из РФ.

В отдельной ремарке нуждается особенность размещения электросетей, но это исторически сложившаяся схема, которую первоначально ориентировали на генерирующее предприятие. Поэтому лавировать с переключениями и перенаправлением потоков электроэнергии порой просто невозможно из-за отсутствия связующей линии.

Шантаж или безысходность?

В клубок вопросов вплетается еще много недосказанности. И немаловажно, интересами какого государства руководствуются энергокоммерсанты Донетчины и Луганщины. В поисках ответа анализируем сайты новостных агентств и корпоративные источники компаний.

ПАО «Донбассэнерго» системно рапортует о работе станций, в конце упоминая, что: «Старобешевская ТЭС на данный момент находится в зоне АТО. На Славянской ТЭС в работе находится неблочная часть. На станции ведутся ремонтно-восстановительные работы».

Луганское энергетическое объединение в интернет-пространстве не представлено официальным сайтом. Но из неофициальных источников стало известно, что компания ведет каждодневную работу по восстановлению электроснабжения потребителей области. Открыто не распространяет информацию, чтобы не подвергать никого из сотрудников опасности. По словам очевидцев, еще в июне центральный офис предприятия с главным диспетчерским пунктом захватили вооруженные люди. Позже здание областного управления подверглось обстрелу, снарядом повреждены стены второго этажа.

Еще в более плачевном состоянии находятся электросети и подстанции, которые постоянно на линии огня. Электромонтеры аварийно-ремонтных бригад, рискуя жизнями, насколько это возможно, оперативно устраняют обрывы на линиях и восстанавливают электрооборудование подстанций. При исполнении обязанностей в компании погибло пять человек – подорвались на мине. За последние недели в топ-менеджменте компании произошли ротации: кресло генерального директора занял более слабый руководитель с сомнительной репутацией.

В ДТЭК «Донецкоблэнерго» трудовые будни сотрудников также проходят с угрозой для жизни. На сайте компании достаточно сообщений о пострадавшем персонале при проведении ремонтно-восстановительных работ.

Но несмотря на опасность энергетики продолжают исполнять свои обязанности. От одного из них стало известно, что боевики запрещают выписывать счета за потребленную электроэнергию на подконтрольных ДНРовцам территориях, угрожая расстрелом. Главное управление предприятия в Горловке с центральным диспетчерским пунктом частично разрушено из-за обстрелов.

Под пристальным вниманием со всех сторон ДТЭК «Луганская ТЭС». Эксперты констатируют: «Никто не мог подумать, что станция может работать в таком режиме и по таким схемам в электросети». Предприятие периодически подвергается обстрелам. Персоналу станции приходится справляться с пожарами и ликвидировать их последствия. Руководитель Антикризисного штаба ДТЭК Дмитрий Сахарук подчеркнул: «Обстрелы ухудшают и без того сложную обстановку с электроснабжением в Луганской области. Присутствие военных на станции создает дополнительные риски и провоцирует новые обстрелы. Боевики целятся в военных, а попадают в станцию и энергетиков, которые на самом деле никак не защищены. Необходимо срочно менять способ защиты ТЭС. Станция не может служить укрепсооружением. Ее можно защищать только снаружи. Пока военные будут находиться на территории ТЭС, будет сохраняться угроза ее разрушения. Из Луганской станции сделали второй Донецкий аэропорт. Но только последствия будут значительно серьезнее».

Упомянутое обращение стало основанием предположить, что как только батальон покинет станцию, велика вероятность ее захвата сепаратистами. С дальнейшим вытеснением украинских военных из Счастья. Такую точку зрения высказал и командир батальона «Айдар».

Если в Донецкой области существуют определенные альтернативы, то монополистом по производству электроэнергии в Луганской области является ДТЭК. Понимая свою приоритетность, представители компании могут без оглядки навязывать свои условия взаимодействия государству. Тем более, последние недели луганские потребители испытывают перебои с электроснабжением из-за применяемого графика аварийных отключений (веерных).

По данным компании Ахметова, на электростанции не хватает угля для выработки ресурса. Не хочется ставить под сомнение все предостережения, но в середине лета, по данным пресс-службы, запасов угля хватало всего на ближайший месяц. ТЭС работает и сегодня, но ни у кого, кроме менеджеров ДТЭК, нет достоверной информации о наполненности складов.

Таким образом, есть вероятность того, что коммерческие структуры в тот или иной момент станут манипулировать или спекулировать в пользу своих интересов. Форму собственности компаний меняли для развития бизнеса и извлечения из него прибыли. И ничего противоестественного в таком положении вещей нет.

Сегодня управленцы коммерческих структур в форс-мажорных условиях максимально нацелены как-то спасти вложения. Поэтому возникает вполне логичный вопрос: почему представители государства, действующие в рамках национальных интересов, до сих пор не создали некий совет энергетической безопасности, который бы перебрал на себя полностью координацию и управление стратегически важными предприятиями на территории АТО.

За чей счет живем?

Донбасская энергетическая система ГП НЭК «Укрэнерго», «ДТЭК Донецкоблэнерго» и ООО «Луганское энергетическое объединение» – разветвленная структура. Когда населенные пункты Донецкой и Луганской областей стали захватывать ополченцы, то и подразделения энергораспределительных компаний оказались в разделенном состоянии. Как в условиях боевых действий энергетики координируют свою деятельность, остается загадкой и предметом уважения.

Конечно, не стоит упускать, что политическим разногласиям подвергся и персонал компаний. То есть определить, кто на оккупированных территориях работает по-прежнему в рамках своей компании, а кто служит непризнанным республикам – достаточно сложно, но сейчас нет необходимости подсчитывать людей с разнополярными взглядами. Важно то, что как одни, так и другие занимаются своей профессией и обслуживают энергетический комплекс проблемных территорий.

Вполне закономерно сотрудники компаний должны получать денежную компенсацию за свою работу. И в этому случае нужно вспомнить, откуда она берется. Система формирования зарплатного фонда достаточно проста и напрямую зависит от поступлений за переданную потребителям электроэнергию. Ясно, что по ряду причин сборы за отданный энерготовар сегодня в Луганской и Донецкой областях очень низкие, что не способствует ни наполнению зарплатного фонда, ни оплате налогов, ни элементарно приобретению ТМЦ для ведения повседневной деятельности компаний.

По сути государство сейчас все расходы взяло на себя. Что является еще одним аргументом в пользу передачи координации и управления коммерческих энергопредприятий представителям государства. Кроме того ,возможно, необходимо привлечь международных специалистов для того, чтобы предотвратить энергетический коллапс на данных территориях и разработать программу реанимационных мероприятий для сохранения украинской энергетики в целом. Потому что политика «латания дыр» ни к чему хорошему не приведет, кроме накопления проблем по принципу снежного кома.

Некоторые сторонники более радикальных мер (например, прекратить поставку электроэнергии: не поставляем – не накапливаем долги) призываю к тому, что трезвость мышления должна все-таки взять верх над эмоциями. С одной стороны, там остаются люди, ставшие заложниками происходящего (не углубляемся в социологию политических симпатий), жизнь которых зависит от электроэнергии. С другой – как только электрооборудование останется без напряжения, то не сложно представить, что от него останется, а скорее – не останется ничего.

Изложенные факты – это попытка обратить внимание на острую проблему Донбасса, о которой многие как бы «забыли». Своего рода требование к государственной системе мобилизовать профессиональный потенциал.

Будьте так добры, соберите лучшие умы, разработайте сценарии для спасения донбасской энергосистемы, для сохранения жизнедеятельности на этих территориях. Не справляется Луганская ТЭС с производством электроэнергии, предусмотрите альтернативные источники. В конце концов люди обходились и динамо-машинами, а после Второй мировой войны во время восстановления разрушенного хозяйства пользовались энергопоездами для подачи напряжения.

Сегодня испытание на прочность проходит не только каждый украинец, но и все государство в целом, с его многообразием отраслей и сфер жизни. И от каждого из нас зависит, как мы сможем выстоять и какие победы одержим в этой борьбе.

Ирина Коростелева

,