Князь Карел Шварценберг: «Украина похожа на Чехословакию 1938 года»


535В рамках международной конференции «Мыслить с Украиной» 15-19 мая в Киев приехали многие видные европейские интеллектуалы и политики, чтобы выразить свою солидарность с европейским выбором Украины. В их числе чешский политик – князь Карел Шварценберг. Принадлежащий к старому аристократическому богемскому роду, после падения власти коммунистов князь вернулся в Чехию и принял участие в реформировании страны, был ближайшим соратником Вацлава Гавела. В 2007-2009 и 2010-2013 годах он руководил МИД Чехии. В 2013 году князь Шварценберг баллотировался в президенты Чехии, но уступил социал-демократу Милошу Земану

 

Карел Шварценберг воплощает в себе одновременно старую аристократическую Богемию времен Австро-Венгрии (традиционная бабочка и трубка) и новую объединенную Европу (одним из элементов его предвыборной кампании были майки, где 70-летний князь был изображен с панковским ирокезом). Выступая на конференции, Карел Шварценберг призвал европейских политиков быть мужественными и называть события, происходящие в Украине, тем, чем они есть на самом деле – войной авторитарной России против молодой демократии.

Корреспонденту «РГ» удалось побеседовать с господином Шварценбергом.

– Может ли ждать Украину судьба Чехословакии 1938 года, после Мюнхенского сговора – предательство западных союзников, раздел страны?

– На данный момент можно сказать, что Украину уже постигла такая судьба, потому что часть территории она уже потеряла. Украина не очень сильно сопротивляется, поэтому очевидно, что страна разрушается. Думаю, ваша страна находится в очень похожем положении. Я надеюсь, ее не постигнет печальная судьба Чехословакии после Мюнхена, но это во многом зависит от шагов, которые предпримет украинская сторона.

– Как вы оцениваете украинскую элиту, есть ли у нее предел, за который она никогда не пойдет в капитуляции?

– Мне трудно оценивать. Исходя из предыдущей параллели с 1938 годом, скажу следующее: в Чехословакии в 1938 году чехи хотели воевать и защищать свою страну, но президент и правительство элементарно капитулировали. Поэтому всегда нужно видеть разницу между правительством и нацией.

– В украинских интеллектуальных кругах обсуждают идею отделения проблемных территорий, таких как Донбасс, – будет ли это решением кризиса или это путь в никуда?

– Если украинцы обсуждают это, значит, они видят такую проблему. Глядя на события со стороны, я не уверен в правильности такой постановки вопроса. Например,  в бывшей Чехословакии была ясная ситуация наличия двух наций – словаков и чехов. В Украине население смешанное, многие люди, предпочитающие говорить на русском языке, чувствуют себя украинцами. Это намного более сложная ситуация, и я боюсь, что попытка разделения страны может вызвать тяжелые последствия вплоть до большого кровопролития.

– Каково отношение чешской элиты к событиям в Украине? Нет ли параллелей с 1968 годом – вторжением СССР в Чехословакию для подавления «чешского Майдана»?

– Мы в Чехии очень напуганы. Обе стороны – и те, кто поддерживает Украину, и те, кто тяготеет к России, – боятся того, как будут развиваться события. Я надеюсь, что массового российского вторжения, как в 1968 в Чехословакии, в Украине не будет.

– Насколько влиятельно пророссийское лобби в чешской политикe – некоторые заявления бывшего президента Вацлава Крауса можно расценивать как поддержку политики Путина?

– Конечно, у нас в стране есть пророссийское лобби, с ним приходится иметь дело каждый день, они жестко атакуют меня за мои взгляды.

– Какой ответ на агрессию Путина может дать Евросоюз?

– Вариантов развития событий может быть множество, но боюсь, европейским политикам не хватит храбрости дать необходимый ответ, а он должен быть жестким. Пора называть вещи своими именами – Украина стала жертвой военной агрессии.

– Чехия всегда была дружелюбной к эмигрантам из России и Украины. Если в Украине будет всё совсем плохо – готова ли будет Чехия помочь беженцам?

– Думаю, в Чехии есть много людей, готовых помочь, есть организации, которые уже помогают. В нашей стране и так живет много украинцев, и они действительно хорошие соседи.

© Константин Скоркин, специально для «РГ»