Как создать новоросса


10577017_857343040966543_5806710687049268891_n

Жители оккупированного Донбасса превращаются в новороссов. Точнее, их превращают сепаратисты. По такой же схеме большевики превратили украинских крестьян в советских колхозников. Одних сманили обещаниями халявы и статуса («кто был никем..»). А остальных сломали шокотерапией Голодомора. После этого они вполне искренне полюбили Сталина. Примерно как в «Игре престолов» сдуревший от пыток Теон Грейждой полюбил своего мучителя Рамси Сноу. Так и Донбасс после месяцев садистских обстрелов радуется и готов на всё, лишь бы кошмар не возобновился.

Максим Вихров

Другой пример — Галичина. Да, там была УПА, подпольная Церковь и множество галичан сидели на партсобраниях, держа дулю в кармане. Но внешне основная масса стала вполне обычными советскими гражданами. Даже Фарион, как выяснилось, в комсомоле была. На советские «выборы» ходили не только в Луганске, но и во Львове. Так же было на родине холодноярских повстанцев, гайдамаков, запорожцев. Прогнулись все.

В Донбассе теперь тоже есть своя УПА — те, кто ушёл в добровольческие батальоны и партизанит в тылу врага. Но остальные либо уехали, либо прогнулись. Потому что человек, сталкиваясь с непреодолимыми обстоятельствами, склонен поступаться принципами и приспосабливаться. Это, конечно, стыдно — куда больше нам нравятся герои, которые гибнут за свои идеалы. Но большинство всегда следует инстинкту выживания, чтобы сохранить популяцию.

Поэтому сидя в тёплой квартире, я не могу судить жителей промерзающих голодных городов за то, что они не бунтуют против вооружённых банд и регулярных российских войск, а покорно идут на «выборы», приспосабливаясь к новым отвратительным обстоятельствам. Призывать лишить их гражданства — это как выгнать из дома изнасилованную дочь. Или издеваться над изуродованой жертвой маньяка.

Другой пример — Галичина. Да, там была УПА, подпольная Церковь и множество галичан сидели на партсобраниях, держа дулю в кармане. Но внешне основная масса стала вполне обычными советскими гражданами. Даже Фарион, как выяснилось, в комсомоле была. На советские «выборы» ходили не только в Луганске, но и во Львове. Так же было на родине холодноярских повстанцев, гайдамаков, запорожцев. Прогнулись все.

В Донбассе теперь тоже есть своя УПА — те, кто ушёл в добровольческие батальоны и партизанит в тылу врага. Но остальные либо уехали, либо прогнулись. Потому что человек, сталкиваясь с непреодолимыми обстоятельствами, склонен поступаться принципами и приспосабливаться. Это, конечно, стыдно — куда больше нам нравятся герои, которые гибнут за свои идеалы. Но большинство всегда следует инстинкту выживания, чтобы сохранить популяцию.

Поэтому сидя в тёплой квартире, я не могу судить жителей промерзающих голодных городов за то, что они не бунтуют против вооружённых банд и регулярных российских войск, а покорно идут на «выборы», приспосабливаясь к новым отвратительным обстоятельствам. Призывать лишить их гражданства — это как выгнать из дома изнасилованную дочь. Или издеваться над изуродованой жертвой маньяка.

, ,