Интервью с «Дерзким»: для тех, кто в танке…


61Делать интервью с одушевленными персонажами, отказывающимися говорить, это, скажем, не сахар. Спиритическая планшетка тоже замерла. Минутная растерянность в редакции сменилась ликованием. Вот же они, в двух шагах, герои нашего города – британские танки Mark V образца 1-й мировой войны. Как многие считают – визитная карточка Луганска

Погрохотать гусеницами «за жизнь» нам удалось только с одним танком, и имя его – «Дерзкий». Второй танк наотрез отказался общаться с редакцией, так как он на самом деле чопорная британская леди, не общающаяся с бульварной прессой. Оказывается, у танков той поры были половые различия в виде количества пушек на башнях. Итак…

– Вы стоите, так сказать на вечном посту в самом центре народных гуляний – слышите глас народа,  знакомы с геополитическими воззрениями обывательской массы…

– Как старый солдат, скажу прямо: геополитические темы у простого народа все те же – сиська да писька… Пьют много, канальи, как и прежде. Сквернословят. Как сказал классик: «Люди остались прежними» – да и квартирный вопрос также никуда не делся.

 

– Вот видите, вам, как британскому джентльмену, видеть это невыносимо. Вы,  небось, за то, чтобы Украина присоединялась к Европе: там и чище, и культурнее.

– Я, милостивый государь, напомню, что начинал службу в Вооруженных силах Юга России, на знаменах которых было начертано «Россия, Единая и Неделимая». Затем беспорочная служба в армии барона Врангеля. Потому ваш вопрос некорректен – моя служба началась с собирания русских земель. И, надеюсь, еще увижу коронацию в Кремле.

– Путина?

– Боевой машине не пристало обсуждать династические вопросы. Хотя я предпочел бы, в частном порядке, как личное мнение, принца Виндзора.

 

– После реконструкции хорошо себя чувствуете? Говорят, скандалов было много и исков, пока вас в надлежащий вид приводили на «Лугансктепловозе»…

– Воровство армейских поставщиков, как говаривал Уинстон Черчилль, восходит еще  к армии Древнего Египта. А я своей экипировкой доволен. Стали бы рядом со мною целыми днями фотографироваться люди, если бы был я увечным. Значит, бравый я вояка.

 

– А вас, монархиста, не тревожит соседство с памятником «борцам революции», которые вас же и пленили в 1920 году?

– Пленить-то пленили, пролетарии, мать их, а потом и жизнь спасли. Когда город ваш перестал быть Ворошиловградом, начальство местное меня на переплавку отдать хотело, но спасли меня служивые с завода Гартмана, в земле схоронили. Так что луганчанам я жизнью обязан. Сросся я с местной почвой, с 1938 года луганская прописка, шутка ли! Нас всего пятеро однополчан по бывшей Российской Империи разбросано. В Англии родни и то не осталось.

 

– Когда приезжали из Англии покупатели за вами – неохота на родину-то было?

– Когда увидел земляков из «Общества друзей танка Линкольна», врать не буду – тронула скупая солдатская слеза. Но остался верен я луганской земле, родиной не трогую. Тут есть и еще один сантимент у меня к Луганску. Ну, вы меня, как военного, поймете. С 1919 г. я впервые под командованием у настоящего танкиста.

 

– Вы про мэра Кравченко?

– А про кого же?! Его все горожане так уважительно и называют – «Танкист».  Генерал Деникин – вечная ему память – пехота. Барон Врангель и Маршал Ворошилов – кавалеристы. И тут на старости лет такая удача – городской главнокомандующий из танковых войск.

 

– Нам кажется, ваш оптимизм по поводу «главнокомандующего» не все в городе разделяют…

–  Я солдат – приказы выполнять привык, а сплетни штатских – это не мое.

 

– Может, ваша соседка что-то об этом может сказать?

– Да не соседка она мне, так, притворяется. Нашу часть «самок»/«female» переделали в универсальную модель composite.

 

– Так что, выходит, один из луганских танков – трансгендер!? Актуальная тема!

– Слушайте, давайте-ка вы подобру-поздорову, господа репортеры, во мне, на минуточку, 30 тонн живого веса, так что не ровен час… Интервью окончено!

 

Что скажешь – британец!

—————————————-

 Справка

—————————————-

Танки серии МК V выпускались в Англии только год (с 1917 по 1918-й). За это время было произведено 400 машин.

Существовало две модификации: «male» и «female», что означает «самец» и «самка». Их различие между собой заключалось в вооружении: самец – 2 пушки и 4 пулемета, самка – только 6 пулеметов.

В 1919 году британское командование в качестве союзнической помощи передало боевые машины Белой Армии. Всего в войсках Деникина и Врангеля было 12 танков типа МК V.

Танки, стоящие сейчас в Луганске, в качестве военного трофея попали в руки красноармейцев после боев на Каховском плацдарме осенью 1920 года.  После этого танки поступили на вооружение в РККА.

В 1938 году снятые с вооружения Mark V, согласно распоряжению Клима Ворошилова, были распределены по нескольким городам СССР в качестве памятников гражданской войны.

В Луганск попали танки с заводскими номерами – №9186 (который в армии белых имел собственное имя – «Дерзкий» и находился в составе I-го танкового отряда) и машина №9344 (возможно, «Атаман Ермак» из III-го отряда).

Танки неоднократно ремонтировались, меняли место дислокации и сегодня являются одним из символов Луганска.

Яша Бикицер

 

Добавить комментарий