Индийские панорамы Дениса Дымова


416Луганчане проехали в Индии по главным местам жизни Будды Шакьямуни

В Индию айфоны лучше не брать. Именно такой мыслью начнем наш материал о путешествии группы луганчан в эту страну. И хотя это не главное в полном приключений и впечатлений путешествии в далекую страну, имейте это в виду, если соберетесь съездить туда. Итак, что же искали луганчане в экзотической стране и какие воспоминания привезли домой, в интервью «Реальной газете» рассказал участник поездки, луганский фотограф Денис Дымов

Мы ночью прилетели в древнюю Индию, в старый Дели, сразу оказались на Мейн Базаре – длинной торговой улице, которая в темное время суток превращается в настоящую свалку. Люди там живут прямо на земле, под мопедами и тук-туками, укрываясь тряпками, а в округе много дешевых гостиниц – номер стоит около 14 гривен (в рупиях) в сутки. К счастью, в начале нас еще щадили местной едой – здесь мы ели еще не очень острый тали, впоследствии же в полной мере почувствовали всю остроту индийской кухни. В Дели мы проехали на новом метро, построенном в 2000-е, до правительственного квартала, погуляли около местного музея и посетили KIBI (Международный буддийский институт Кармапы). Первую неделю фотографировали все, потом отпустило (смеется).

Во всех местах, связанных с деятельностью Будды, царь Ашока оставил свои знаменитые колонны – первые в истории «документы» с законами и нормами поведения. И первые останки такой колонны, возведенной около 2,3 тыс. лет назад, мы встретили рядом с музеем в Дели.

Впечатляет то, что в Индии в центрах самых больших и густонаселенных городов животных больше, чем у нас в лесах. И это не только шныряющие повсюду коровы, козы и собаки, причем одетые в тряпки или мешки, потому что индийцам кажется, что им холодно, но также бурундуки, обезьяны, попугаи… Обезьяны, кстати, очень наглые и часто агрессивные – один такой товарищ у нашей подруги в прыжке отнял пакет с чипсами. Зато собаки никогда не лают на людей. А в нескольких метрах над головой все время парили орлы.

Несколько раз мы натыкались на свадьбы и уличные танцы. Шествие идет по всей улице, участвуют только мужчины, держат в руках светильники и торшеры, а сзади едет грузовик с генератором, и от него провода идут к этим мужикам, и вся эта толпа с шумом, боем в барабаны и музыкой двигается по городу.

Счетчиками в тук-туках никто никогда не пользует, при этом в Индии царит страшный бюрократизм. В конце нашей поездки мы поселились на Гоа в маленьких соломенных бунгало, но служитель отсканировал наши паспорта, сделал копии наших виз, трижды записал наши данные в гроссбухе и даже взял украинские адреса.

Первая неприятность с айфоном случилась в Бодхгайе. На территорию знаменитой Ступы Махабодхи в связи с угрозой терактов не разрешают проносить мобильные телефоны, так что наша спутница оставила его в камере хранения. Ключ положила в сумку, где также лежал и паспорт. Через некоторое время она обнаружила, что сумка пропала, а потом мы выяснили, что вор также не преминул воспользоваться ключом от камеры хранения и унес айфон. К счастью, паспорт мы сумели вернуть за вознаграждение. Второй раз айфон потеряли наши друзья в районе хребта, где Будда медитировал в аскезе. В близлежащей деревушке мы нашли местного учителя, понимающего английский, и он отыскал потерю и вернул хозяевам. Вообще, в Индии все люди невероятно открытые и радостные, несмотря на повальную нищету. Ни разу не видели, чтобы кто-нибудь на кого-то накричал.

Наш маршрут пролегал еще через два важных для индийской культуры и истории места. Первое – университет Наланда, некогда огромный комплекс, где учились десять тысяч студентов. Университету принадлежали девятиэтажные строения, 6 храмов и 7 монастырей, в библиотеке хранилось 9 миллионов книг. Он был разрушен в 1193 году в результате вторжения тюркской захватнической армии. Говорят, что только библиотека горела 6 месяцев. Сейчас на месте руин Наланды ведутся раскопки, но и это индийцы делают в своем неподдающемся логике стиле. Второе – это знаменитый город Варанаси, который еще при жизни Будды был древним. Там до сих пор на набережной Ганга проводят ритуалы сожжения умерших.

Нас повеселила простота и изобретательность индийцев. Например, чуть ли не на каждом углу можно встретить точку, где делают фреши, особенно они любят фреши из сахарного тростника, и выжимать их они могут через устройства, сделанные, например, из старой машинки «зингер». Или посреди улицы можно наткнуться на «парикмахерскую» под открытым небом – старый стул, зеркало на дереве и мастер с помазком и бритвой. И одеваются они смешно, по-зимнему – пуховики, платки, тряпок куча намотана, зато ноги босые. Вообще, в Индии очень грязно, и чистотой отличаются лишь места, где живут тибетцы, непальцы или бутанцы. В некоторых монастырях и местах паломничества мы ходили босиком – настолько там соблюдают чистоту.

С древних времен и поныне в Индии существует кастовая система общества, и Будда Шакьямуни был первым, кто вышел за ее пределы – его учениками могли стать все желающие, независимо от пола или касты. И хотя сегодня Индия практически перестала быть буддийской страной, оставаясь, скорее, сокровищницей древнего наследия, сюда, как и мы, устремляются тысячи людей со всего мира, чтобы получить вдохновение и ощутить вкус свободы, которой проникнуто все, что связано с учением Будды.

 

Справка

– Мы начали с Дели, но проехали по главным местам, связанным с жизнью Будды. Были в Бодхгайе, где Шакьямуни достиг Просветления, в Раджире, Сарнатхе, Шравасти и Вайшали, где он давал свои поучения, в Кушинагаре, где он умер и ушел в паринирвану, и дальше ребята поехали в Лумбини, на место рождения принца Сиддхартхи. В этих местах сохранились сотни статуй, Ступ и древних буддийских монастырей.

– В Индии поражают сильные запахи, везде. Ты едешь на тук-туке, и на тебя по очереди обрушиваются: канализация, специи, благовония, готовка еды, коровьи лепешки… И все подряд жуют тонизирующий бетель, а потом сплевывают где попало. В центре города, где расположены фирменные бутики и магазины, – и тут же заплеванные бетелем углы.

Юлия Маврина