Илья Кононов: «События в Украине – это война элит на поражение»


43Мнения луганских экспертов о путях выхода из политического и прочих кризисов, опубликованные в прошлых номерах «РГ», спровоцировали жаркую дискуссию в социальных сетях и горячие споры в оффлайне – следовательно, общественное обсуждение проблемы продолжается. На этот раз мы обратились к Илье Кононову – профессору, заведующему кафедрой философии и социологии Луганского национального университета. Он подчеркнул, что высказывает свое мнение как социолог

 

 

– Илья Федорович, в чем вы видите пути выхода из кризиса, поразившего Луганщину и Украину в целом?

– Для того чтобы урегулировать ситуацию, ее необходимо сначала определить. Нынешнюю ситуацию я определяю как острый политический кризис, кризис государственности. Если говорить о диагнозе, причинах, которые привели к этому острому политическому кризису, необходимо выделить две составляющие: с одной стороны – внутренняя, с другой – геополитическая. Внутренняя причина – это война элитных групп на поражение.

– А что послужило детонатором для старта этой войны?

– Она возникла в результате отсутствия механизмов согласования внутренних интересов. К сожалению, в Украине этого механизма нет, а в развитых странах он, в той или иной форме, существует, что и позволяет легитимно передавать власть, проводить выборы с доверием друг к другу…

Вообще, ситуация начала обостряться после возникновения острого дисбаланса интересов, который стал очень очевиден к 2013 году: это связано с формированием внутри правящего класса образования под названием «Семья». Не буду много говорить об этом, но «Семья» изымала значительную часть валового внутреннего продукта, выстроив, фактически, Украину, как корпорацию «под себя».

– Это главная, на ваш взгляд, проблема?

– Одна из главных. Есть еще одна важнейшая причина – проблема 2015 года. Никто в элите не доверял возможным результатам выборов. С одной стороны, оппозиция, по результатам социологических исследований, не была уверена в своей победе. Но и правящая группа тоже не была уверена! Поэтому и возникло взаимное недоверие, ориентация на неправовое решение ситуации (с обеих сторон), нежелание договариваться, и это привело к тому, что обе стороны втягивали в наметившийся внутриполитический конфликт внешних агентов, внешних участников действия. Всё это затем вылилось в Майдан (а Майдан – это неправовой метод борьбы).

И еще одна составляющая – это геополитическая борьба. Украина пала результатом расклада геополитических сил, актуальное состояние которого сформировалось вокруг ситуации на ближнем Востоке.

– То есть проблема Украины вытекает из сирийского кризиса?

– Да, это связано с войной в Сирии, противостоянием России и объединенного Запада вокруг мировых геополитических проблем. Украина стала ответом за Сирию. Но в результате этой геополитической борьбы Россия изменила свое качество: из миротворца она фактически превратилась в агрессора. И, превратившись в агрессора, встала на губительный путь. К сожалению, ее правящая группировка этого не понимает.

К чему это привело в настоящий момент? Фактически к потере Украиной политической субъектности. Что же можно сделать? Я думаю, необходимо выработать определенные ориентиры, с которыми должны огласиться большинство участников этого кризиса.

– А что может служить подобными ориентирами?

– Я думаю, ими могут стать три идеи: сохранение целостности страны, придание Украине импульса внутреннего развития и возвращение политической субъектности. Путь к этому – внутриэлитные договоренности, других вариантов я просто не вижу. Потому что, в сущности, современные события в Украине – это война элит в Украине, в которую частично втянуто население. Прекращение войны на взаимное уничтожение – это единственный путь для восстановления мира в Украине. Второе – необходима программа развития страны, которая объединила бы большинство народа: и Восток, и Запад, и Юг. Украина может существовать только в многообразии. Для этого необходима конституционная реформа, которая должна предусматривать федерализацию, или же, во всяком случае, глубокую децентрализацию власти. И в этой ситуации нам необходимо отказаться от табуирования слов. Слова «федерализация», «федерализм» фактически приравниваются в официальном дискурсе к понятию «сепаратизм». Нам необходимо без табу обсуждать эти давно назревшие проблемы.

– Но ведь многие неверно истолковывают само понятие «федерализации»…

– Федерализация – это не просто передача на места определенных полномочий. Это еще и иное устройство центральной власти: должен быть двухпалатный Парламент, где происходит согласование интересов регионов, другие принципы принятия государственных решений, ситуация, при которой тот или иной закон, затрагивающий большинство регионов, первоначально проходит процедуру согласования с этими регионами. И еще один важнейший момент, необходимый на пути к достижению желаемого результата – ликвидация экстремистских движений.

– А каково ваше мнение, какими должны быть отношения Украины с современной Россией?

– Нам, безусловно, нужно работать с Россией. Да, политика Путина перечеркивает, по сути, евразийские интеграционные проекты для Украины (хотя, я думаю, не только для Украины). Но Россия ведь не перестает быть зоной приоритетных национальных интересов нашей страны! Поэтому нам необходимо найти в русском правящем классе здравомыслящих людей и объяснить им, что их поведение и действия толкают страну к изоляции, превращают в мирового изгоя. Более того – это чрезвычайно выгодно многим нынешним группировкам на Западе, заинтересованным в переходе к неуглеродной экономике.

Вообще, говоря откровенно, сам этот переход – благо для всего человечества, но сам кризис будет использован для «атаки» на Россию – она будет отодвинута на глубокую периферию.

Но я думаю, что в России должны быть здравомыслящие люди, с которыми можно найти контакт по этим вопросам.

И, конечно, необходимо работать с гражданским обществом Российской Федерации: там есть много организаций, людей, так же недовольных политикой Путина и понимающих, что она смертельно опасна для их страны.

Беседовал Андрей Аношин