Зверский бизнес


423У луганчанки Юлии Сердюковой исчезла любимая кошка – Мелайя. Вопреки кошачьим повадкам, пропала в начале января. К тому же, пушистая любимица была беременной, до родов оставалось около недели. По характеру кошка не была «гуленой» – за пределы двора в частном домовладении не выходила

В это же время из окрестных дворов и улиц также начали периодически пропадать коты и кошки. Юлия подумала, что её любимицу украли. Грешила на бомжей, облюбовавших пустующий дом неподалеку, но на деле все оказалось намного хуже.

 

На поиски – в Сеть

От знакомого Юля узнала, что тот нашел свою пропавшую собаку благодаря созданной «Вконтакте» группе, и, решив посмотреть, зашла в сообщество «Доброе сердце». Пролистав новости, Сердюкова увидела кошку, похожую на Мелу, на фотографии с предписанием о кастрации, если хозяин срочно не найдется.

Выложили объявление шестого января, кастрацию назначили на следующий же день. Как минимум – странный срок для поиска хозяина через Интернет.

«Сказать, что я была в шоке – это ничего не сказать. С одной стороны, я была рада узнать, что Мела жива, и я её нашла, но с другой – почему кастрация? Ведь кошке нужно было в ближайшие дни рожать (на момент планирования операции). Такого делать нельзя, как относительно здоровья кошки, так и относительно уже сформировавшихся котят», – негодует хозяйка Мелайи, сама по профессии – ветеринарный врач.

Юлия позвонила администратору сообщества Оксане – ее телефон был выложен на страничке. Первый ответ – обнадежил: Оксана пообещала узнать подробности о кошке у волонтера, которая ею занималась, и даже через время дала Юлии ее номер.

 

Без подтверждения

Волонтера, озаботившуюся судьбой найденной кошки, зовут Катя. По ее словам, девушке позвонила женщина, отдала кошку, а Катя, увидев, что кошка беременна, решила буквально через пару дней понести ее на кастрацию в клинику.

Аргументация Кати: мол, что бы она, волонтер, делала с котятами? Поэтому Мелайю прооперировали и позже куда-то «пристроили» – нашли ей нового хозяина.

В поисках любимицы Юлия попросила номер телефона нового владельца. Хотела хотя бы убедиться, что с кошкой все хорошо. Номер пообещали дать вечером. Но при следующем разговоре все та же волонтер Катя уже совершенно иначе комментировала ситуацию: говорила, что врач заметил беременность у кошки лишь тогда, когда начал готовить ее к операции, и что срок беременности был маленьким – до месяца.

К тому же добавила, что кошка живет в Луганске, с ней всё хорошо, операция прошла нормально. Но новый хозяин, Максим, всё равно не отдаст свою новую домашнюю любимицу.

В итоге, Юля попросила хотя бы показать ей Мелайю.

«Я согласилась с выдвинутыми условиями. Пообещала, что не буду хватать кошку и бежать. Если с ней всё хорошо, ее любят и дорожат ею – то смирюсь, и буду при согласии новых хозяев помогать. Но я за нее переживаю, мне нужно просто ее увидеть и развеять все сомнения о судьбе животного», – рассказала Юлия Сердюкова.

Но номер Максима, который дали «волонтеры», не отвечал – не было связи с абонентом. Юля написала об этом в группе «Доброе сердце». Номер со временем появился в мобильной сети, но легче от этого не стало – никто не брал трубку. Наконец, через время, Максим ответил. Выслушав бывшую хозяйку кошки, он отказался показывать Мелайю. Юля пришла к выводу, что кошки у него уже просто нет…

 

Благие цели?

Перед тем, как обратиться за помощью в редакцию «Реальной газеты», Юлия звонила волонтеру Кате, просила помочь увидеть кошку. С такой же просьбой девушка обращалась к администратору сообщества «ДОБРОЕ СЕРДЦЕ. Помощь бездомным животным. Луганск» Оксане, общалась по переписке с еще одним администратором – Светланой. Но все их рассказы сводились к тому, что они, в общем-то, не совсем в курсе судеб животных: «кто-то взял кошку, кто-то отнес, кто-то принял… Может, новый хозяин её и вовсе выбросил».

Но в таком случае не совсем ясны мотивы организаторов подобного сообщества с благородной целью – помочь пропавшим животным и их хозяевам. Чтобы прояснить это, «Реальная газета» связалась по телефону с волонтером Катей, и на прямой вопрос корреспондента: «Цель вашей группы – помочь  вернуть пропавших животных хозяевам?», ответила: «Нет».

Но открытым остался вопрос – куда идут средства, которые неравнодушные интернет-пользователи отправляют на размещенные в группе «Доброе сердце…» реквизиты? Официально сбор денег идет на благие цели: корм, лечение найденных животных…

Мы также связались по телефону с якобы новым владельцем кошки, Максимом. Он ответил, что живет и работает в Лисичанске, и кошку перевез туда же. Максим сам предложил записать видео с Мелайей и прислать его на электронный почтовый ящик «РГ». Но ни в тот же вечер (как было обещано), ни в последующие дни писем от него не поступало. Что еще больше укрепило во мнении, что пропавшей кошки у него, к сожалению, нет.

P.S. Тем временем, в Луганске продолжают пропадать домашние животные. Теперь – в Каменнобродском районе. А через время в соцсетях появляются их фотографии. И вновь неравнодушные люди переводят деньги на содержание, прививки, операции, корм для бедняжек…

Юрий Свидерский,
Андрей Аношин