Дети чугунных богов:


какие сюрпризы и опасности поджидают индустриального туриста на Луганщине

 

08Луганская область мало ассоциируется с туризмом. Общепринятым мнением является то, что здесь не на что смотреть. Этот стереотип игнорирует факт, что Луганщина – это рай для индустриального туризма. Деиндустриализация 90-х оставила на территории области множество заброшенных предприятий, закрытых шахт. Сейчас они стоят унылым напоминанием о временах промышленного величия Донбасса, но в будущем вполне могут стать объектом паломничества туристов – в мире есть масса людей, которые никогда в жизни не видели террикона. Первые маршруты по будущим тропкам индустриального туризма прокладывают, как всегда, энтузиасты. Трое луганчан – Ярослав Воронин, Игорь Орда и Юлия Чигринская – уже в течение нескольких лет изучают индустриальные объекты Донбасса. Они основали арт-проект VanishingSoil (Исчезающая почва), посвященный осмыслению своеобразной эстетики постиндустриального пейзажа. Пока проект существует в виде группы «Вконтакте», где его участники выкладывают фото и видео, снятые во время путешествий. Один из участников проекта Ярослав Воронин рассказал “РГ”о буднях индустриального туриста в Луганске.

Как все началось

– Идея возникла у нас с моим другом Игорем Орда весной 2008 года. У меня тогда появилась первая видеокамера, и мы решили просто побродить по окрестностям города, снимать интересные места. И мы набрели на военный полигон, который находится за Камбродом, в сторону дороги на Трехизбенку. Там стояли радиолокаторы, которые мы и снимали, потом смонтировали из этого материала псевдодокументальный ролик – залили все это постапокалиптическими красками, расцветили фильтрами.  И после этого мы загорелись идеей бывать в подобных странных местах. Потому что вот эти локаторы в пустом поле, там особая атмосфера, что-то завораживающее. Тогда же появилось название VanishingSoil – когда мы шли к локаторам по полям – у нас проваливались ноги в почву. Понятие «Исчезающая почва» стало концепцией проекта, мы стали больше уделять внимание объектам, которые стираются с лица земли, исчезают из поля зрения людей. В первую очередь нас интересовали индустриальные, рукотворные объекты. В их нынешнем запустении мы видим своеобразную красоту.

Поиск локаций

– Первое время, когда мы действовали на территории Луганска, находили путем импровизации – гуляли и находили, или со слов других людей, которые подсказывали интересные места. Потом позже уже, по области, мы искали локации, пользуясь сайтами «Походушки», «Панорамио», GoogleEarth – но последнему ресурсу доверять не очень приходится, потому что там фотографии двух, трехлетней давности. Например, вроде бы есть какое-то роскошное дореволюционное здание, но пришли, а там только раскиданные кирпичи – то есть здание взорвали, ничего не осталось. Сейчас наши подписчики присылают фотографии интересных мест.

Завод Ленина

– Проникли туда нелегально, несмотря на то что завод – банкрот, просто так на него не пройдешь. Многое там растаскивают на металлолом. Хотя место на самом деле уникальное. Завод стоит на месте литейного завода, который существовал со времени основания Луганска. Там сохранились древние цеха, которые при Екатерине ІІ были построены. Правда, все уже обугленное, заброшенное, там пожары были. Остатки каких-то станков древних, документация, портреты советских времен, атрибутика того времени. Это практически целый город; чтобы обойти одно здание требовалось около двух часов. Сохранилось здание канцелярии, там, например, есть комната, где делались агитационные стенды, с буквами, вырезанными из пенопласта. На столе остались вырезанные буквы, лезвия – как будто бы человек только что вышел из кабинета.

На военном положении

– Мы пошли в район ВВАУШ ночью, посмотреть на самолеты в авиамузее. На пути стоял знак «Посторонним вход воспрещен». И было сделано заграждение из автомобильных шин высотой около метра. Мы перебрались через завал. Но нас сразу же остановила охрана. И тут мы увидели, что на территории ВВАУША стоят танки, зенитки – все в боевой готовности. Это было накануне начала войны России с Грузией. Оказалось, что там был установлен пункт перехвата сигналов, огромные такие антенны. Особых претензий к нам не было, нас заставили показать документы и внесли в военную базу данных. Но вообще-то у охраны было боевое оружие и приказ стрелять на поражение. Так что впервые в жизни побывали в настоящей закрытой зоне. Еще забавный момент – у нас проверили телефоны на предмет поиска фотографий, раскрывающих военные тайны, но у Игоря в памяти телефона было полно накачано анимешных девочек, и вопросов к нам не возникло.

Терриконы

– Террикон на нашей луганской шахте, это наша Мекка, мы туда ходим несколько раз в год. Очень красивый террикон есть в Зимогорье, напоминает по форме женскую грудь. Он очень старый, его хотели даже взорвать, но когда заложили бомбу, то порода оказалась настолько крепкой, что пошла отдача – так, что повыбивало стекла по всей шахте. Сейчас эта шахта не работает, она работает в режиме откачки воды, на 700 метров в глубину все затоплено. Там совершенно невероятные ландшафты, есть террикон, полностью поросший лесом, кажется, что даже солнце там заходит по-особенному. Хотя само Зимогорье ничем не примечательно, но стоит отойти на пару километров к терриконам, и все совершенно меняется.

Опасности

– Часто возникают неприятности с охраной объектов, несмотря на то что посещаемые нами заводы обанкротились, охрана там осталась. И эти люди не всегда понимают цель нашего визита. За людей, ворующих металл, нас принять сложно, оттого мы выглядим еще более подозрительно в их глазах. Бывают конфликты, на заводе Ленина нас даже арестовали, когда мы залезли на крышу одного из цехов, и нас заметили, приняли за мародеров. Вызвали следователя, он нас допросил, но закончилось все благополучно.

Есть риск встречи с разными маргинальными личностями, использованных шприцов в руинах всегда много. Есть элемент риска, связанный с травматизмом. Например, в Александровске в старом поместье, на меня упала рама со стеклом, изранив меня изрядно. Чудом не задело вену, всех забрызгало кровью, фотоаппарат был в крови. Порою, уже постфактум, задумаешься: сколько раз уже можно было серьезно покалечиться, и становится немного не по себе.

Но тем не менее не бросаешь, несмотря на все риски. Во всем этом и должен быть элемент экстрима, неожиданности, чего-то нового. Иначе неинтересно.

Жуткие тайны промзон

– В Горловке Донецкой области есть заброшенный химзавод. В прошлом году оттуда власти вывезли несколько тонн тротила, только  на утилизацию взрывчатки ушло около 10 тысяч гривень. Это было сделано после того, как жители обратились к министру здравоохранения. Кругом же дыры в заборах, все лазят, и кто-то может просто подорваться. Там и были несчастные случаи с местными.

У нас есть интервью с местным жителем, он сейчас живет неподалеку, пасет коров. Он проработал на этом предприятии около 49 лет, рассказал много страшных вещей про завод. В советское время на нем делали взрывчатку для армии. Однажды произошла утечка: какое-то токсичное вещество попало в одну из родниковых вод, и таким образом через воду эта гадость попала на соседний завод, где спровоцировала взрыв радиационного характера. У ликвидаторов аварии были специальные костюмы химзащиты производства ГДР, самые продвинутые на то время. И вот эти костюмы плавились, тела погибших во время аварии даже не нашли. Все это замяли, объект же был стратегический.

Сейчас завод растаскивают на металл, сами сторожа разрешают местным это делать. Мы же прошли на завод нелегально. Удалось сфотографировать всю лабораторию. Все стоит на месте – колбы, ящики, полные пробирок. Странные приборы, которых мы никогда в жизни не видели. Как будто бы попали в фантастический фильм, в лабораторию, где инопланетяне проводили опыты. Все документы, фотографии, записи – все лежит. Кладовые, забитые бочками с химикатами. Когда мы вышли – у всех болело горло от испарений.

В Чернобыль ехать не хочется, хочется в Детройт

— Как зарабатывать на этом занятии, пока не знаю. Хорошо было бы иметь спонсоров, чтобы обновить техническую базу – камеры, специальное снаряжение для экспедиций. Например, одна из дружественных групп, из России, которая занимается сталкерством, имеет таких спонсоров, но их проект связан с компьютерными играми, а это прибыльный бизнес. Было бы интересно проводить экскурсии для приезжих, и для иностранцев, но у нас катастрофически не хватает времени для развития проекта. Все-таки это больше хобби, которым занимаешься в свободное время. Но замыслов у нас много. Из ближайших планов – завод в Славянске, он громадный, его сложно обойти пешком за целый день, надо оставаться с ночевкой. Из максимальных планов – хотелось бы попасть в Детройт, знаменитый американский индустриальный центр, а сейчас город-банкрот. В Чернобыль ехать не хочется – сейчас это уже попса.

 

Константин Скоркин

 

 

 

Добавить комментарий