День выборов: по ту сторону фронта


26На Луганщине выборы президента состоялись только на двух из 12 избирательных округов, с центрами в Сватово и Беловодске. Географически это довольно большая часть области, охватывающая преимущественно украиноязычный Слобожанский север региона. Именно в этих районах располагается ставка губернатора и милицейского руководства области. «Реальная газета» отправилась за линию фронта и разузнала, как проходили запрещенные ЛНР выборы и чем живут наши земляки в эти тревожные для области времена

 

Знакомство с севером: блокпосты

Первое, что бросается в глаза урбанизированному луганчанину, направляющемуся в северные районы, – это большое количество велосипедистов и мотороллеров. Для многих автомобилистов это настоящая проблема, так как велосипеды не оборудованы отражающими свет спецсигналами, что нередко приводит к авариям в темное время суток.

Однако в последнее время автомобилей на трассах Беловодского, Старобельского и Сватовского районов стало значительно меньше. По районам рассредоточены блокпосты украинской армии, которые проверяют багажники каждой въезжающей и выезжающей машины. Солдаты собранны, местами довольно напряженные, однако, тем не менее, вежливые. Блокпосты основательно укреплены, техника окопана. Всё по законам военного времени: БМП, БРДМ, БТР, пулеметные расчеты, на некоторых блокпостах стоят окопанные зенитные установки.

К журналистам отношение уважительное, пропускают без проблем при предъявлении удостоверения без дополнительных вопросов о целях поездки. Местный водитель рассказал, что армия якобы более не принимает продукты питания от местного населения. Приказ руководства.

В приграничных районах передвигается автоколонна пограничников, впереди едет бензовоз. Каждый час – дозаправка «Уралов», расход топлива которых более 50 литров на 100 км.

На подступах к Сватово стоят два блокпоста, сначала военных, потом спецподразделения МВД.

 

Настроение жителей

Местные жители жалуются, что от постоянного передвижения тяжелой техники существенно испортились дороги, однако всё же надеются, что их восстановят. Люди не в восторге от присутствия вооруженных солдат на своей территории, однако повстанцев из ЛНР боятся гораздо больше, от чего украинские военные большинством воспринимаются, как защитники.

– У людей совершенно разные политические взгляды, – рассказывает житель Новопскова Николай. – Однако это не повод браться за оружие и стрелять. Мы мирный народ, должны решать все проблемы цивилизованным путем.

Народ здесь действительно иной. На Слобожанщине сотни лет живут и трудятся селяне-хлебопашцы, поблизости нет ни шахт, ни копанок. В населенных пунктах чисто и ухожено.

Когда жители узнают, что мы из Луганска, живо интересуются ситуацией в областном центре. Вопросы «А вы нас не захватывать приехали?» – тоже не редкость. В беседе с представителем руководства одного из районов от него проскальзывает мысль: «Ну, что ж, придется нам отходить к Харьковской области. Исторически мы ведь Слобожанщина, входили в Харьковскую губернию, а Луганск – в Екатеринославскую».

Нашли мы и сторонников ЛНР, в основном – это таксисты. Но и здесь разделение примерно 60 на 40 в пользу сторонников республиканцев. В Старобельске удалось пообщаться с некоторыми из них. Ребята идут на контакт без проблем, некоторые даже разрешают себя фотографировать.

– Вы дороги наши видели? – сетует таксист Дмитрий. – Разбиты до непроходимости, а как пришла армия с техникой – стали еще хуже. Режим работы сократился. Раньше мы работали 24 часа в сутки, сменяя друг друга, а сейчас с 6 утра до 10 вечера.

– Мне не нравится, что по центру Старобельска передвигаются военные колонны с тяжелой техникой, – говорит другой. – Это что такое? У нас полно объездных дорог. Я сторонник порядка, а в этой стране его никогда не было.

Однако все они едины во мнении, что разделение по языковому и этническому признаку неприемлемо.

– В Крыму всегда вместе жили и работали украинцы, русские, татары. Не было никаких проблем, – возмущается водитель «девятки» Николай. – А сейчас все поделились и смотрят друг на друга искоса.

На прошлой неделе в Старобельске звучали автоматные выстрелы. Группа местных жителей пыталась заблокировать передвижение военной колонны. В результате началась стрельба, были ранены несколько человек. Милиция уже начала расследование этого дела, а раненые отказались общаться с журналистами.

 

Выборы

Турне по избирательным участкам мы начали с Новопскова (114 округ). Активность с утра, прямо скажем, слабая. На одном из участков нам рассказали, что люди напуганы. Многие с утра приходят, смотрят, всё ли в порядке, а потом ближе к полудню возвращаются и голосуют целыми семьями. Явку в этом регионе прогнозируют до 40%.

Солдат на участках не заметно, охрану осуществляет милиция. Проверяют сумки, сверяют журналистские удостоверения с паспортными данными. После проверки становятся явно дружелюбнее, как и все члены избирательных комиссий и наблюдатели. Очередей нет, люди приходят на участок с интервалом в пару минут. Как сообщил источник в местных деловых кругах, это первые выборы в истории, на которых якобы не использовался админресурс, люди голосовали исключительно по своей воле, даже бюджетники.

Возле участка №440303 в Доме культуры играет украинская музыка, рядом – постамент, на котором когда-то стоял памятник Ленину. Монумент не выжил в период послемайданного ленинопада.

Как сообщили «Реальной газете» в Новопсковской райгосадминистрации, не все избирательные участки в округе открылись в день выборов. Три из 31 участка не работали: в селах Рогово, Сосновка и Трембачево. Источник сообщил, что эти земли являются «вотчиной» председателя Новопсковского райсовета, и предположил, что эти действия могут быть связаны с личной позицией председателя. Хотя справедливости ради стоит отметить, что избирателей там совсем немного, и явка ожидалась невысокая.

30

Охранник Сватовской райгосадминистрации

На избирательном участке в школе №3 в Старобельске мы встретились с председателем местной райгосадминистрации Анатолием Гарькавым. По его словам, выборы в городе проходят спокойно и без провокаций. Он отметил, что явка немного ниже, чем обычно, и связал это с тем, что люди напуганы, в том числе недавней стрельбой в городе в районе автовокзала. К 11 утра проголосовало примерно 10% избирателей. Он также согласился с тем, что жители тревожатся из-за присутствия военных в городе.

– Мне тоже не нравится, что здание райгосадминистрации обложено мешками с песком, и в здании находятся солдаты, – отметил Анатолий Гарькавый. – Однако в этом есть необходимость. Нам придется с этим смириться и настроиться на то, что военные все-таки наши друзья. Мы пытаемся жителям это объяснить.

В Сватово, по наблюдениям, активность выше. По центру города гуляют солдаты с сине-желтыми ленточками. Приветствуют молодых девушек, останавливаются на разговор. Улыбаются, коротко беседуют и расходятся в разные стороны. Напряжения в городе не чувствуется, люди прячутся от знойного солнца в крытых беседках, установленных в центральной части города. Здание территориального окружкома охраняется военными с автоматами, журналистов пропускают внутрь после разговора с начальством. Здесь готовятся к подсчету голосов, к охране со стороны военных относятся положительно.

У тщательно охраняемого здания райгосадминистрации встречаемся с и.о. губернатора Луганщины Ириной Веригиной. Она отметила, что, несмотря на давление на членов ОИК, похищение людей и запугивание, в Луганской области две окружные комиссии все-таки работают. Она заявила, что повстанцы из ЛНР лишили жителей области конституционного права на голосование. В этом, по ее словам, им помогли в том числе местные нардепы от ПР и коммунисты.

– Я обращаюсь к депутатам Верховной Рады с требованием лишить народных депутатов от ПР и коммунистов их мандатов за пособничество сепаратистам и предательство, – заявила Ирина Веригина.

Кроме этого, и.о. губернатора заявила, что у военных также есть возможность проголосовать, для чего была заранее подготовлена соответствующая документация.

 

Самооборона

Леонид Привалов – бывший военный, подполковник запаса. Участвовал в ликвидации аварии на ЧАЭС. Три года выполнял задачи по устранению массовых беспорядков в республиках Средней Азии и Закавказья. Сегодня Леонид достаточно известная фигура в Сватово, – предприниматель, общественник и по совместительству лидер местной самообороны. По его словам, главный критерий отбора в отряды самообороны даже не военная выучка, а патриотичность. Вооружение – в основном гладкоствольное, на него имеется разрешение. Количество бойцов – более 500 человек. Основная задача – охрана общественного порядка, патрулирование улиц, дорог, выполнение разведывательных действий. Все действия координируются с военными.

Леонид Привалов вспоминает, как самообороне пришлось успокаивать толпу, по его словам, подвыпивших местных жителей, которая блокировала выгрузку военной техники на станции Куземовка возле Сватово.

– Тем не менее, техника выгрузилась без проблем на другой станции, – отмечает Леонид Привалов. – А на следующий день многие из «активистов» раскаивались в своих действиях. Искренне или нет, не знаю.

Леонид Привалов – уроженец Брянской области России. На вопрос, почему россиянин защищает целостность Украины, отвечает просто:

– Родина – там, где твоя семья. Я люблю эту землю, люблю Украину.

 

31

Александр Цымбал и Леонид Привалов (слева направо)

 

Сватовские республиканцы

По приглашению лидера самообороны к нашей беседе присоединяется один из главных сторонников референдума. Александр Цымбал – приверженец коммунистической партии и социалистической идеологии. Он выступает за создание ЛНР и считает, что это выгодно с экономической точки зрения.

– Я сторонник того, чтобы люди могли высказаться на референдуме. Мы должны прислушаться к мнению большинства. Если люди считают, что нужно создавать свою республику, то нужно послушаться к мнению большинства, – говорит Александр Цымбал.

После этой реплики между лидером самообороны и сторонником ЛНР завязался спор. Спокойно, без агрессии собеседники пытались донести свою точку зрения, при этом обращаясь друг к другу на «Вы».

– Как Вы относитесь к тому, что сторонники ЛНР взяли в руки оружие? – прозвучал вопрос стороннику республики.

– Негативно, – ответил Александр. – Но людей нужно слушать.

 

Back in ЛНР

Возвращение в Луганск по времени совпало со столкновениями в Новоайдаре. Если бы водитель не опоздал на час, мы бы застали активную фазу спецоперации со всеми возможными вытекающими последствиями. На блокпосту в Старобельске украинские военные предупредили нас, что в Новоайдаре неспокойно, было совершено нападение на избирательные участки, и посоветовали ехать другой дорогой. Другая дорога – это крюк через Беловодск в 150 км. Решили все-таки ехать через Новоайдар.

По дороге нет ни единой машины. Ближе к Новоайдару начинают изредка попадаться велосипедисты. На горизонте появляется скопление машин и вооруженные люди. Автоматчик дает знак остановиться. Водитель начинает сбавлять скорость, однако, по мнению человека в униформе, недостаточно быстро. Автоматчик занимает боевую позицию. Из-за автомобилей и деревьев на нас наставляют еще 5 автоматов. Съезжаем на обочину, по знаку подъезжаем ближе, очень медленно. Автоматчик без опознавательных знаков просит открыть багажник. После проверки разрешает проехать дальше. Рядом стоит обстрелянная черная «девятка», за ней – «Жигули», на которой люди в камуфляже спешно меняют колеса.

– А что там дальше, как обстановка? – спрашивает водитель.

– Всё нормально, там теперь наши, – отвечает автоматчик.

А кто эти наши, мы так и не поняли, однако переспрашивать не решились. Следующий расстрелянный автомобиль мы заметили уже в районе центра Новоайдара – черный «Daewoo», рядом еще красный «Lancer», оба расстрелянные и со следами крови. Вокруг стояла милиция и местные жители.

32

Обстрелянный «Ланос» в Новоайдаре (фото Юрий Луканов)

 

На выезде из Новоайдара заметили еще одну группу автоматчиков в униформе вокруг автомобиля, которые не обратили на нас внимания. На отрезке дороги Новоайдар – Счастье не встретили ни одной встречной машины, кроме неспешно двигающегося молоковоза. Проехали покинутый блокпост повстанцев на въезде в Счастье. Остановились у следующего, основательно укрепленного в районе поста ГАИ. Республиканцы были заняты возведением оборонительных сооружений, а потому пропустили нас без проверки.

Проехали через заминированный счастьинский мост и оказались снова в активно готовящейся к обороне столице ЛНР, то есть дома.

Олег Чанкотадзе