Деньги против спорта


516Почему со спортивной карты Луганска практически исчез волейбол

 В минувшее воскресенье, 9 февраля, в день рождения волейбола, в гостях у «Реальной газеты» побывал человек, который во многом олицетворяет этот вид спорта на Луганщине. Олимпийский чемпион, один из самых титулованных спортсменов области, успешный тренер мужских и женских команд, почетный гражданин Луганска – Федор Лащенов

 

– Какая ситуация сложилась сегодня в луганском волейболе?

– Ситуация, если честно, аховая. Но, в то же время, – парадоксальная: у нас есть высшее училище физкультуры, где есть отделение волейбола. В свое время оно очень хорошо подпитывало луганские команды, давало кадры. Но вернемся к парадоксу: училище есть, а команд в Луганске нет. И, получается, мы работаем «на дядю», на города, в которых есть команды, куда потом отправляются луганские воспитанники. Женского волейбольного коллектива в Луганске нет уже третий год, а мужского – лет 15.

– Почему исчезли луганские клубы?

– Я присутствовал при исчезновении мужской команды. Ее долго пытались удержать на плаву, мы даже вели бумаги, на которые записывали, сколько денег из зарплаты нам должны… Но все же я больше знаком с ситуацией в женской команде – в «Искре», был там главным тренером. Клуб стал заложником политической ситуации. Виталий Курило поставил «не на ту» политическую силу. В то же время он был единственным человеком в области, кто содержал сразу две команды Суперлиги: мужскую гандбольную и женскую волейбольную. Получилось, что одно время нам давали 200 тысяч гривен из областного бюджета – этого с лихвой хватало на командировки и сборы. На зарплаты «добавляли» частные предприниматели, которых привлекал Курило.

А когда появились серьезные проблемы с финансированием, в команде остались играть, по сути, дети – выпускники спортинтерната. Но вы же понимаете, что детский уровень и уровень профессионалов – несравнимы. Азарта молодежи хватит на партию, а дальше в дело вступит голый прагматизм профи. В итоге, в предпоследний год существования команды мы выиграли за сезон только одну игру. А затем средства совсем закончились.

– То есть Луганск на серьезном всеукраинском уровне, получается, представляет только футбольная «Заря»?

– Даже «Заря» – и та не принадлежит городу, ее содержит президент из Донецка. Чем мы можем гордиться – это мини–футбольная команда «ЛТК», которую создал Юрий Михайлович Шацкий. Вы знаете, я был воспитан при Владимире Васильевиче Шевченко, а в моем понимании, Шевченко – патриот до мозга костей: он делал все, чтобы области было хорошо. И я старался быть патриотом: во время спортивной карьеры меня приглашали в другие клубы, но я никуда не ушел.

– А что сейчас, на Ваш взгляд, делается для волейбола в области?

– Говоря откровенно, практически ничего. Давно было видно, что мы гибнем. Несколько лет назад, на подведении спортивных итогов года, мы общались с мэром, даже приносили конкретные сметы – что нужно сделать, сколько это будет стоить… Но все закончилось на уровне обещаний.

– В России спорту очень активно помогает бизнес. Почему у нас это не распространенная практика?

– Один мой знакомый бизнесмен рассказал, как сейчас в стране процветает «государственный рэкет». Сначала приходит районная прокуратура, потом – по тому же вопросу – городская, потом – областная… И тогда я понял, что бизнесмены не то что не хотят, а просто не могут помогать спорту. После этого разговора у меня несколько дней была хандра, депрессия; я понял, почему спорт в Украине не развивается.

А еще одна причина системного кризиса в волейболе – слабейшая федерация. Вообще, в странах СНГ принято, что президентом федерации выбирают «свадебного генерала», вокруг которого собираются знающие и умеющие люди, которые и работают. В России, например, президентом был человек из ФСБ. И тогда бизнес в очереди стоял, чтобы помочь командам, стать спонсором: понимали, что это принесет определенные льготы, послабления со стороны налоговой… И сегодня в России – самый сильный в мире волейбольный чемпионат. Зарплаты, даже 2–3 года назад, достигали миллиона долларов за сезон у мужчин, и $500–600 тысяч – у девушек.

– Чем Вы сейчас занимаетесь? В Вашей жизни осталось место для волейбола?

– Некоторое время назад, после того как закончил работать тренером, подумал: «Все, порву с волейболом!». Потому что начались даже проблемы со здоровьем: я довольно восприимчив, и тут пошло–поехало – не спишь, нервная система страдает… И я решил порвать все связи с волейболом, перестал интересоваться. Специально – чтобы не бередить душу. Зато увлекся олимпийским движением, это меня как–то греет. А ездить на заработки – уже нет… Спасибо, государство мне платит. Это еще Кучма ввел стипендию для олимпийских чемпионов. Тогда, в 90–е, она была 50 долларов. А Янукович усовершенствовал ее: теперь олимпийский чемпион получает ежемесячно 4 минимальных зарплаты, серебряный призер – 3, бронзовый – 2. Плюс у меня пенсия, а еще недавно на работу устроился.

– По большому спорту не скучаете?

– Я нашел отдушину; сначала увлекся очень сильно, но потом жена меня поругала, и я сбавил обороты: начал ездить на ветеранские соревнования. Меня туда приглашают почетным гостем. Сейчас, например, в Днепродзержинске появился новый председатель городской федерации, Иван Бабич, и он активно развивает волейбол.

– Вас сейчас приглашают работать тренером?

– Нет, я же объявил, что уже не хочу. Два раза до этого приглашали – наши, украинские команды. Иностранцы, кстати, сейчас тоже ищут специалистов через украинских агентов, а они в курсе, что я уже не хочу тренировать. Правда, один мой приятель, живущий сейчас в Америке, звал в Штаты, но я отказался.

– Каким Вы видите будущее луганского, украинского волейбола? Чего стоит ждать?

– Очень хочется быть оптимистом, но я не вижу путей развития. Пока мы не разгребем других проблем, вряд ли общество обратит внимание на спорт. Мы привыкли, что спортом, его развитием, управляет государство. А сегодня государству не до спорта. Людей, любящих спорт, хватает – даже с солидными деньгами. У нас еще в 1996 году был подан законопроект, согласно которому человек, содержащий команду, расходующий средства на культуру, спорт, освобождается на потраченную сумму от налогов.

И такая методика отлично работает. Когда я работал в Турции, хозяином команды был третий по уровню богатства человек Турции. Он сам хороший фотограф. И он проводил спортивные, культурные мероприятия, выставки, театральные фестивали… Я думал, что ему просто некуда девать деньги. Но оказалось, что эти суммы засчитывались как налог. Плюс реклама – его имя гремело на всю Турцию. Он делал хорошее дело, думаю, у него душа радовалась и пела.

Такой же законопроект внесли и у нас, но он до сих пор – вот уже скоро 20 лет – пылится на полках. Не хотят его принимать.

В любом случае, нужно, чтобы у власти были люди, позитивно относящиеся к спорту или культуре. Желательно – первое лицо: Президент, губернатор, руководитель – и тогда направление будет развиваться. У власти есть возможность мотивировать развитие, давать поддержку энтузиастам. И я хочу верить, что случится. Но понимаю, что «жаль только – жить в эту пору прекрасную, уж не придется…».

Справка

 Федор Серафимович Лащенов

Родился 4 ноября 1950 года в Ровеньках Ворошиловградской области. Олимпийский чемпион 1980 года. Заслуженный мастер спорта СССР. Выступал за луганскую «Звезду» на протяжении всей карьеры игрока (1967–1984 гг.).

Спортивные достижения и награды: обладатель Кубка Кубков европейских стран, чемпион Европы, обладатель Кубка мира, чемпион мира, Олимпийский чемпион в составе сборной СССР, бронзовый призер первенства СССР.

Почетный гражданин города Луганска. Награжден грамотой Президиума Верховного Совета УССР и медалью СССР за трудовое отличие.

 Беседовал Андрей Аношин