«Даогопак»: казаки покруче ниндзя


755На минувшей неделе на ежегодной выставке «Книжковий Арсенал» была представлена вторая книга графического романа «Даогопак». Какое отношение это имеет к нам, луганчанам? На мой взгляд, самое прямое. У нас находятся недовольные «насильственной украинизацией». Так вот, «Даогопак» – это инструмент украинизации добровольной, за которую многие готовы с радостью платить, благо заказать книгу через Интернет не составляет труда

 

Тиражи разлетаются, потому что – интересно, красиво, модно. Да и вообще, здорово чувствовать себя потомком таких вот сильных, умных и ловких запорожцев, которые еще и владели особой магией!

Собеседник «Реальной газеты» – автор идеи и сценария «Даогопак» Максим Прасолов.

– Многие у нас считают, что комиксы, графические романы – это развлечение для людей с невзыскательным вкусом. Какие аргументы вы привели бы в защиту этого вида искусства, Максим?

– Графическая проза распространена в таких странах, как США, Франция, Германия, Япония, Китай. Ее называют «девятым видом искусства», который объединяет в себе литературу (сюжет должен быть продуманным, характеры – яркими, реплики – точными), кино (художник тщательно выбирает «точку съемки» каждого кадра) и мультипликацию. Графическая проза, что уже доказали французские нейрофизиологи, одновременно развивает оба полушария – абстрактное и логическое мышление.

756В Советском Союзе активно внедрялись стереотипы относительно графической литературы как жанра. Считалось, что он низводит читателя до уровня слаборазвитого человека, который смотрит только картинки. Но если мы посмотрим на лучшие образцы такой литературы в мире, на таких авторов, как Нейл Гейман, автор «Сэндмена», Алан Мур, автор «V» значит Вендетта», – то образы, созданные ими, глубоко укоренились в глобальной культуре.

Каннскую Золотую ветвь завоевал снятый на основе одноименного графического романа мультфильм «Персеполис». А мы понимаем, что плохих фильмов среди лауреатов этого фестиваля не бывает.

У нас графическая проза неразвита. Наше издательство вместе с коллегами (их немного сейчас) старается изменить эту ситуацию.

– Как получилось, что вы, три автора, начали работать вместе?

– Первое, что нас вело, – любовь к своей стране, к своей истории, культуре. Многие креативные люди считают казацкую тему «махровой шароварщиной», что к этому не должны быть причастны прогрессивные. Мы же считаем, что нет избитых тем – есть избитые подходы.

Да, эта тема изъезжена пропагандой. Но мы используем постмодернистский подход – раз. Используем современные формы донесения смыслов – два. И мы, помимо графической прозы, делаем сейчас motion comics, который осенью должен появиться во всех магазинах приложений для планшетных компьютеров – AppStore, GoogleStore, WindowsStore. Мы также работаем над мультфильмом, компьютерной игрой.

Наша основная миссия – сделать казака всемирно известным героем, точно так же, как в начале ХХ века сделали всемирно известным ковбоя, как сделали в середине ХХ века популярным самурая, в третьей четверти ХХ века сделали модным ниндзя. Галлов во Франции сделали всемирно известными и популярными – Астерикс и Обеликс, напомню, тоже изначально герои комиксов.

Мы полагаем, что сюжеты о казачестве – они настолько масштабны, там такой клондайк смыслов, что хватит не на один десяток блокбастеров и видеоигр.

– А солдатиков не планируете выпускать?

– У нас уже работают скульпторы над серией коллекционных фигур по «Даогопак». Безусловно, планируем, потому что мы считаем, что нашим детям нужно играть не только Суперменами или Бэтменами, не только оловянными солдатиками советской эпохи и ковбоями-ниндзя-индейцами. Почему бы им не играть казаками?

История переполнена сюжетами! Просто мы даем путь этим героям, прокладываем этими произведениями путь в глобальную культуру.

– Но коллекционные фигурки – это достаточно дорогое удовольствие. Вот если бы запустить массовое производство, да по доступным ценам!

– В данном случае коллекционные фигуры – это как раз шаг к массовому производству. По сути – это промышленный прототип, на основании которого можно массовое производство организовать.

Но мы занимаемся прежде всего созданием контента. Невозможно нам, авторам, заниматься всем сразу. Даже те направления, которые мы для себя выбрали – это очень большой объем работы. Для каждого из них нам пришлось создавать инфраструктуру.

Когда нас никто не хотел печатать, мы создали издательство «Nebeskey». Когда мы не нашли тех, кто это может анимировать, мы создали анимационную студию. Когда мы не нашли разработчиков настольной игры, мы начали делать это сами с партнерами. И так далее. Это просто достаточно большой процесс строительства мира.

Безусловно, мы заинтересованы в партнерах. И если завтра кто-то, допустим, из Луганска захочет производить солдатиков-казаков, мы с удовольствием будем продавать лицензии, распространять нашу идею «в твердом виде» для массового зрителя, читателя, игрока.

– Первый том «Даогопак» вышел по-украински и в польском переводе. Вы сказали о том, что хотите сделать казака всемирно известным героем. Это значит, планируются и еще переводы?

– Польский рынок – это проба пера. Наш роман приняли хорошо. В этом году в Варшаве 22 мая будет презентована вторая часть на польском языке.

У нас работают агенты на американском рынке, на французском, итальянском, испанском, немецком с целью издания всей серии. Там очень важно иметь все три книги. На русском языке мы, скорей всего, будем издавать «Даогопак» в целом виде. Там будут дополнительные сцены, объяснения, там будет глоссарий терминов, путеводитель по «пасхальным яйцам» – скрытым смыслам, которых мы достаточно много запаковали. Мы обязательно это сделаем. Я понимаю, что у нас есть достаточно большое количество русскоязычных читателей в Украине. И для нас это тоже очень важно.

– Изначально вы анонсировали роман в трех томах, но сейчас прозвучало, что есть задел уже на 7 книг.

– Сценарий есть до седьмого тома включительно. Три тома – это первая серия. Мы сейчас активно работаем над третьей книгой – «Тайна карпатского мольфара». Я сегодня встречаюсь с группой авторов, нам с ними очень комфортно работать, потому что мы объединены одной идеей: мы все любим нашу историю, мы все любим казачество, в детстве хотели в это играть.

У нас есть уже следующие сюжеты – о том, как казаки работали при дворе Людовика XIV, захватывали Дюнкерк и даже о том, как они служили при дворе императора Японии. Это тоже исторический факт, кстати.

Есть отдельная история про морских пиратов, и там тоже есть много исторических фактов, которые сейчас малоизвестны.

Запорожская Сечь в нашей интерпретации – инженерный замок, который живет во Времени, и за один год он совершает полный оборот вокруг своей оси. В мире «Даогопак» это некая структура, которая позволяет держать Время. Может быть, поэтому почти не осталось артефактов на месте, где она стояла? Конечно, ее зруйнували, но может быть, она ушла жить во Время? Об этом в следующих книгах мы будем рассказывать.

Наша история, что называется в комиксах spin off, – ветвится. У нас много идей: по поводу казацкой соколиной почты – перехватчиков почтовых голубей; про инженерный замок; про Карпаты. Там будет тоже масса интересных вещей, не буду рассказывать, но поверьте, мы с мифологией работаем очень творчески.

– Помимо «Даогопак», ваше издательство «Nebeskey» начало публикацию графического романа Александра Комяхова про космические приключения «Звездного казака Чуба». Эти сюжеты где-то пересекутся?

– Да, они пересекаются, в следующих частях «Чуба» и «Даогопак» будут мосты, потому что у нас есть казаки разных веков.

Мы считаем, например, что Казак Мамай – это агент Времени. Он живет, существует во Времени. Поэтому никто и не знает, когда родился Мамай и когда он умер. Он появляется в определенных промежутках человеческой истории и помогает удерживать мир от распада. Такая у нас концепция Мамая.

Впереди у нас много интересного. Мы строим вселенную, где казаки являются супергероями, и любые издания мира «Nebeskey» – взаимоцитируемы.

– За последние лет десять было очень много сделано, чтобы противопоставить Юго-Восток нашей страны остальной Украине. И очень жаль, что таких работ, как «Даогопак», не появилось раньше.

– Сейчас очень не хватает общих для востока и запада Украины смыслов, а история украинского казачества – общая и для востока, и для запада, и для юга. Это, возможно, то, что может нас объединять. Все символы государственной власти у нас казацкие. Это касается и высшего поста.

Мы также понимаем, что казачество очень долго хранило мир от властолюбивых тиранов, выступая в качестве защитников. И мне кажется, что нам пора снова призывать из Небесной Сечи казаков. Надеюсь, они нам помогут.

 

Кстати

«Даогопак» – не первый украинский графический роман. В 2011 году прогремел «Максим Оса» Игоря Баранько – исторический детектив с казаком в главной роли. Баранько – художник, признанный в США и Европе, автор вышедших на Западе романов «Скегги Потерянный», «Орда», «Танец времени» и других.

В конце прошлого года появилось сообщение, что «Максима Осу» планируют экранизировать. Но, похоже, анимационная версия «Даогопак» появится все  же раньше.

 

Справка

Графический роман – разновидность комикса. Термин используется для того, чтобы отделить эти произведения от основной массы комиксов, рассчитанных на детскую аудиторию.

Как и в комиксах, здесь основой передачи сюжета является рисунок, а не текст. По содержанию графические романы обращены к старшей аудитории, иногда накладываются ограничения по возрасту. Графические романы отличаются не только более сложным сюжетом, зачастую с несколькими сюжетными линиями и противоречивыми, неоднозначными героями. Также к отличиям можно отнести более качественную прорисовку, внешний вид (издаются обычно в твердом переплете на качественной бумаге, как альбомы репродукций живописи) и более высокую цену.

Александр Белокобыльский