В чому сила, куме?


Диванные теоретики всегда крайне низко оценивали шансы возникновения полноценной гражданской войны на территории современной Украины. Основным постулатом «неможливостi» реализации мрачного сценария традиционно служил постулат об отсутствии сторон противостояния, например, «белых» & «красных». Дескать, русские и украинцы никогда стрелять друг в друга не станут. С огромным сожалением редакция «Реальной газеты» вынуждена поставить под сомнение этот постулат и привести свои доводы…

 

Революционные матросы

Стихийное бессознательное масс в ходе нынешней еще не получившей своего названия революции или путча сейчас принято именовать всеобъемлющим термином «Майдан», имея в виду именно его боевую составляющую.

736

По независимым оценкам, разношерстное «коллективное бессознательное протеста» насчитывает около 10-15 тысяч бойцов. Людей, нюхнувших пороха, почувствовавших вкус крови и адреналин безнаказанности. Людей, реально сражавшихся и рисковавших. Людей, провожавших в последний путь своих боевых товарищей, отдавших жизни ради общих идеалов – справедливости, свободы и великой Украины. Это 10-15 тыс. стихийных революционеров, в жизни которых вдруг нарисовался свет Высшей Справедливости и Личной Причастности к Истории. Людей, осознающих, что именно они здесь и сейчас творят историю своими руками.

И этих людей надо куда-то девать. Но девать их некуда, да и незачем – они еще не отработали. Придя к власти, «херои-победители» сразу начали внутривидовую грызню и битву за огрызки недоеденной страны. А Майдан – это козырь.

Сами бойцы прекрасно понимают, что они сила лишь пока они «Майдан». Без него они никто, с прекрасной перспективой не только лишиться многого, включая свободу, но и с реальными шансами пополнить «небесную сотню». Поэтому Майдан потихоньку начинает осознавать себя в качестве субъекта реальной политики и выдвигать все новые и новые требования, типа «десятины» от олигархата – в разворованный национальный бюджет.

Однако им пока приходится бездействовать, что само по себе крайне разрушительно даже для настоящей армии, не говоря уж о такой разношерстной публике. И они действуют – сводки новостийных агентств каждый день пополняются сообщениями о захватах и фактах насилия. Никто особо не скрывается – например видеозаписи «отжигов» Александра Музычко, более известного как Сашко Білий (украинский националист, в прошлом – чеченский наёмник и террорист, а ныне один из руководителей ровенского «Правого сектора»), – уже стали хитами. Еще бы! Размахивание автоматом Калашникова на заседании местного совета или тумаки прокурору вкупе с матерными обещаниями отправить того в газовую камеру – придают неподдельный шарм «власти улицы».

«Вооруженные огнестрельным оружием люди создали устойчивые преступные группировки и нападают на владение и жилые комплексы представителей бывшей власти», – кричит бывший генерал Москаль, которого трудно заподозрить в симпатиях к павшему режиму.

Методы тоже узнаваемые: «В центре Киева был устроен самосуд. Жестоко избит и искалечен первый секретарь Львовского горкома КПУ Ростислав Василько. В результате самосуда и пыток у него пробито правое легкое, сломано три ребра, перебиты носовая перегородка и лицевая кость, трещина в черепе, сотрясение головного мозга, многочисленные травмы тела (побои)».

Тем временем новая власть как была нелегитимной, непрофессиональной и неэффективной – так ею и остается. Время работает против Турчинова и Кабмина, а в преддверии стоящего на пороге дефолта – особо. Зато стихийная мощь Майдана с каждым днем растет. В таких условиях вопрос, когда новоявленные матросы Железняки поставят вопрос ребром и рубанут свое извечное: «Которые тут временные, – слазь! Кончилась ваша власть!» – остается лишь делом времени, и за свершившейся «Февральской» революцией отчетливо маячит призрак «Октябрьской».

 

Господа офицеры

Поскольку уже очевидно, что сам по себе Майдан не рассосется, единственной силой, способной «принудить к миру» и разъехаться граждан по домам, остаются силовые органы. Однако – нежданчик! Если еще 18-19 февраля боевые сотни Майдана были вооружены битами, молотками, палками и самодельным «холодняком» ударно-дробящего действия, то к концу противостояния на баррикадах появилось и огнестрельное оружие (в основном «травматы» и «гладкоствол»). Сегодня же Майдан насыщен настоящим боевым оружием, в том числе, армейскими автоматическими образцами, захваченными на разграбленных складах и у милиции.

734

Вопрос первый, кто пойдет разгонять подразделения комбатантов, вооруженных автоматами Калашникова? Разогнанный «Беркут»? Опомоеные Внутренние Войска? Оболганные спецподразделения СБУ? Кто пойдет под пули, четко зная, что завтра власть имущие вновь их предадут, открестятся от верных присяге и отдадут их за честно выполненный приказ на растерзание толпе?! И это после публичных экзекуций и актов унижения, постоянной уничижительной риторики и обещаний расправы над силовиками и членами их семей? В таких условиях у силовиков не может не возникнуть логичного желания переиграть несправедливый status quo. И переигрывают!

Расположение киевского полка «Беркут» покинуло 35 бойцов. Мужики взяли оружие (автоматы, пистолеты, боеприпасы, спецсредства), выкинули мобильные телефоны и убыли в неизвестном направлении. Посмотрим теперь, что это такое – три-четыре десятка бойцов спецназа. Дабы не уходить в армейскую казуистику – покажу на примере трагедии российского Беслана. Число террористов: 32 бойца. В штурме участвовали лучшие из лучших: бойцы Центра Специального Назначения, подразделения «Вымпел» и «Альфа» ФСБ России, военнослужащие 58 (воюющей!) армии МО РФ, представители подразделений МЧС и МВД России. Результат штурма: 330 убитых, более 800 раненых.

Такой кошмарный результат – не головотяпство, а принципиальная невозможность адекватного противостояния между силами правопорядка и современными технологиям ведения войны. Правоохранители не могут противостоять армии. Возьмите теракт в Дубровке (захват зрителей мюзикла «Норд-Ост»). Даже хим. оружие ситуацию не спасло – результат аналогичен: 40 террористов = 130 убитых и 700 раненых.

Поэтому 35 взявшихся за оружие «беркутят» – это вышедшая из под контроля власти страшная разрушительная сила. Не просто 35 вооруженных мужиков – обученные и натасканные профессионалы с высокой тактической, огневой, физической подготовкой и реальным боевым опытом. Обученные, знающие все ходы и выходы, люди со связями и с высочайшей мотивацией поставить все «как должно».

И не факт, что эти ребята завтра не приедут, например, в Севастополь к своим крымским коллегам уже пославших прямым текстом «нову владу» в пешее эротическое путешествие. Учитывая местные расклады, появление в эфире все еще легитимного Президента и позицию России – вполне адекватный сценарий по состоянию на 28 февраля текущего года.

Кроме того, это – очень серьезный прецедент. Таких преданных и оболганных силовиков – пруд пруди. Не факт, что завтра целые батальоны не начнут массово отказываться от подчинения Киеву.

 

Немножко грусти

Вот мы на простых примерах и увидели, как минимум, две реальные силы, которые вполне могут выступить детонатором вооруженного гражданского противостояния. Нетрудно просчитать и гипотетический сценарий «срыва» ситуации в штопор. Например, на знакомом луганчанам поле…

На «Дураковке» сейчас стоит палатка, где обретаются полтора десятка местных «антимайдановцев». Откуда они там взялись – вопрос десятый. Теперь представим, что происходит конфликт со стрельбой. Не с травматом и записными провокаторами, а настоящая перестрелка с реальными трупами. Списать-то потом на кого угодно можно, как недавно все было списано на неуловимых майданных снайперов, стрелявших в обе конфликтующие стороны – одновременно.

На следующий день в «Дом с шарами» входит луганский «Беркут». Звучит совместное заявление власти и силовиков о выходе из-под юрисдикции путчистов, переподчинении,  к примеру, «правительству в изгнании» и просьба к братской России о защите русскоязычного населения Луганщины.

Что делать Киеву в этой ситуации? Правильно, размахивать жовто-блакытным стягом, кричать о сепаратизме и в утешение петь Гимн Украины про «щенэвмэрла». Можно хором. Вот так взятый в качестве иллюстрации Луганск превращается в Приднестровье.

Таковы реалии сегодняшнего дня, и, соответственно, стране сегодня нужен ответственный подход, а не опьяненные политические игры в одни ворота от внезапно нахлынувшего воздуха свободы.

Глеб Бобров