«Бьют свои. Но мы не знаем, кто…»


После нашей акции у Администрации Президента среди вала всевозможных претензий, накрывших меня с головой, была и такая (кстати, одна из самых неприятных, поскольку относится к профессиональной сфере): «Андрей, мы, несмотря на твою провражескую позицию, все же считали тебя журналистом. Как ты можешь так безапелляционно обвинять ополченцев в том, что именно они обстреливают Луганск изнутри?»

 В общем, как говорил плохой русский парень в отличном фильме из 80-х про Шварцнеггера в ментовской ушанке: «Какие ваши доказательства?»

 

Какие доказательства?

 

Обычно я тут же лихорадочно начинал искать ссылки на карты, где точками помечены места попадания снарядов в городской черте. И нет ни одной такой «красной точки» где-нибудь на месте «святая святых луганского сепаратизма» – захваченного здания СБУ, откуда огонь мятежа расползся по всему региону.

Или бросаю ссылки на любительские видео, на которых хорошо видно, как, скажем, выпущенный со стороны центра или с завода ОР снаряд летит в сторону автовокзала – и летит низко, а не по высокой параболе.

Мне отвечали: ну и что, летит себе и летит. Ведь сам Болотов признал, что изнутри по жилым домам «работают» мобильные диверсионные группы. И даже объявил хорошее финансовое вознаграждение за помощь в их поимке и уничтожении. Это ваши! Ваши каратели, Андрей, больше некому.

диверсанты

Кстати, сетевые воины во славу ЛНР оспаривали первые факты обстрелов Луганска из жилых кварталов по жилым кварталов очень яростно, мгновенно переходя на личности. Но ровно до тех пор, пока проблему не были вынуждены признать сами лидеры сепаратистов.

Такая же реакция была, когда мы писали о системных грабежах имущества простых граждан. Или о поставленных на поток похищениях людей (не только за патриотическую позицию, но и ради выкупа). Или о тщательно скрываемых адептами «Русской весны» северокавказских наемниках. Сначала бурно «Вы врете, этого не может быть, потому что не может быть никогда!!!» Потом контр-выпад: «Знаем-знаем, это все украинские диверсии!» А в конце обреченно: «Ну да, бывает и такое».

Но обвинение в сознательном обстреле лнровцами мирных людей – штука слишком серьезная. Оно может похоронить «народные республики» куда надежнее, чем сбитый «боинг». И на этом этапе спор переходит в обсуждение вопроса qui prodest, как обоснование переноса вины на противника.

Кому выгодно?

Мне всерьез пишут: «Это делается для того, чтобы заставить мирных жителей как можно скорее покинуть город, и чтобы потом украинским войскам было удобнее его штурмовать».

Но пропускная способность железной дороги как единственного на сегодня коридора, связывающего Луганск с «большой землей», не так велика. В лучшем случае город сможет покинуть лишь половина из тех, кто сейчас прячется в подвалах под обстрелом.

Автомобильные дороги полностью перекрыты боевиками. В городе запрещено пользоваться личным транспортом — якобы для того, чтобы легче было поймать мобильные группы «диверсантов».

Но обстрелы изнутри продолжались и после этой меры. Болотов и его люди не смогли (или не захотели) справиться с этой проблемой. Зато простым луганчанам, «живому щиту» – самому ценному на сегодня защитному средству сепаратистов – этот запрет фактически отрезал путь к спасению…

На втором этаже вокзала каждый божий день в очередях стоят тысячи людей, надеясь вырваться из этого ада. Периодически люди в камуфляже забегают внутрь и ведут «разъяснительную работу»: «Мы вас защищаем от хунты, почему же вы нас покидаете?»

Вместо того, чтобы самим сбежать из города и тем самым прекратить бессмысленную пляску смерти, сепаратисты еще и пытаются мобилизовать мирное население. И в своих указах пишут о «священной войне против убийц» – подразумевая в первую очередь тех, кто стреляет по домам, рынкам, школам и детским садам.

10509586_317435855095679_3793835542678224623_n

И так называемые «мобильные группы неизвестных диверсантов» хорошо работают на столь выгодное сепаратистам умножение ненависти к украинским войскам.

Тому способствует и информационный «зонтик» над городом – российские каналы прекрасно объясняют сторонникам ЛНР и ДНР, «кто здесь виноват». А в самом Луганске в отсутствие света этим по «цыганской почте» занимаются сами сепаратисты.

Заложить бомбу под будущее мирное развитие украинского Луганска, оставить под его руинами тысячи обозленных людей, искренне считающих, что их дома сровняли с землей неуловимые украинские «каратели» — это более чем выгодно российским спецслужбам. Потому что даже после всех преступлений боевиков останется почва для создания сепаратистского очага в будущем.

Но эти аргументы сторонники сепаратистов не слышат. «У нас свое мнение».

Как это возможно?

И тогда я прошу своих оппонентов объяснить, как на протяжении нескольких недель, в совершенно пустом городе – нашей «Донбасской Припяти» — мобильные группы диверсантов технически все еще остаются неуловимыми.

Тут нужен экскурс в прошлое. Еще в начале апреля, когда Болотов и компания сидели в этом проклятом СБУ, под защитой луганского анти-майдана, а весь областной центр считался украинским, мимо будущих лидеров «Лунной республики» не могла проскочить даже мышь.

Буквально: десятки тысяч глаз и ушей наблюдали за городом и областью.

Гигантская сеть информаторов передавала данные (в том числе и открыто, по каналу «Луганское войско» на «Зелло») о каждом подозрительном автомобиле, показавшемся на перекрестках – ждали нападения спецназовцев. О любых скоплениях молодых людей на площадях – искали «правосеков». Во многом благодаря этой сети сепаратисты так легко захватили регион. Напомню, это было во время, когда полумиллионный Луганск еще жил своей рабочей и деловой жизнью, а из-за перекрытой баррикадами Советской на объездах образовывались пробки.

Почему же лнровцы, признавшие проблему, не могут поймать «диверсантов» сейчас?

Город окружен, но входы и выходы полностью контролируются отрядами сепаратистов. А уж внутри Луганск контролируется ими стопроцентно. Как внутрь этой «осажденной крепости» могли попасть диверсанты?

Их сбросили с воздуха?

Вместе с грузовиками, джипами и минометами?..

Предположим, что по каким-то неизвестным тропам коварным украинским войскам удалось перебросить в город свои мобильные группы (ну мало ли тайн на свете, вдруг под Луганском проходит секретная ветка легендарного Львовского метро).

Ок, но почему их не могут обезвредить лнровцы? Ведь улицы пусты. Достаточно поставить на перекрестках несколько десятков человек с рациями, чтобы засечь «чужаков». Но никакого результата.

Объяснений этой удивительной неуловимости диверсантов может быть всего два.

Первое – самое простое и неприятное для романтиков сепаратизма.

Никаких мифических «диверсантов» не существует.

В Луганске все это время проводилась гигантская спецоперация в рамках необъявленной российско-украинской войны. И обстрелы изнутри – часть плана по уничтожению города. И плана по умножению ненависти – с целью подорвать экономику приграничных областей и сохранить антиукраинские настроения. И этот план реализуется силами самой ЛНР.

И второе, более щадящее для психики тех, кто все еще верит в «лунную республику», объяснение. Не секрет, что внутри самой ЛНР нет единства, левая рука не знает, что творит правая. И вполне возможно, что условно «хорошие» боевики (например, местные) прямо сейчас гоняются по пустым разбитым луганским дорогам за «плохими» боевиками (например, исключительно российскими наемниками).

Кстати, по моей информации (которой, разумеется, оппоненты не поверят) сами лнровцы начинают склоняться к этой второй версии: «Да, изнутри бьют свои. Но мы не знаем кто», — буквально такими словами в приватной беседе охарактеризовал проблему один источник в ЛНР, который периодически общается с журналистами.

Но это как раз та ситуация, когда вторая часть предложения не отменяют первой.

Еще раз, заглавными буквами, чтобы все увидели:

ИЗНУТРИ БЬЮТ «СВОИ».

 Андрей Дихтяренко, специально для «Информатора»