Быть самими собой


118«Реальная газета» продолжает разговор о будущем нашей страны с известными украинскими писателями. Гость сегодняшнего выпуска – автор бестселлера «Ничья Земля» Ян Валетов

 

– Что лично для Вас Украина?

– Если говорить о понятии Родина, то для меня это именно Украина. Хотя мой родной язык русский, а в жилах намешано столько, что толком и не определиться, я считаю себя украинцем по гражданству и рождению. У нас более 100 национальностей. Именно в многообразии – наше главное богатство. Украина чем-то похожа СССР – многонациональное государство, но не федеративного, а унитарного устройства.

– Как Вы воспринимаете Луганск и какова, на Ваш взгляд, его миссия в современной истории Украины?

– Пограничье. Форпост. Место, где встречаются культуры. Промышленный город с традициями и сложной историей. До сих пор помню, как после командировки в Россию пересек границу и оказался в Луганске. Честное слово, было потрясающее ощущение того, что наконец-то попал домой. И еще, Луганск – это город, в котором у меня много друзей, с которыми меня связывают и бизнес, и литература.

– Последние месяцы Украина жила Майданом. Дайте оценку – что это?

– Майдан – это то, чем можно гордиться. Его результаты отсутствуют, но моральный аспект, несомненно, имеет мировую значимость. Нравится кому или нет, но Майдан – это мировой бренд Украины. Я полагал, что после разочарования 2004 года народ никогда не выйдет на улицы. Он и не вышел – ни за Луценко, ни за Тимошенко. Но против лжи и жестокости люди поднялись, как один. Я в курсе, что были манипуляции и информационная война, но это не умаляет благородства порыва.

– Как Вы оцениваете эффективность «многовекторной» политики Украины?

– Я, наверное, реакционер. Мне нравилась политика Кучмы. Именно его умение лавировать между двумя «центрами влияния» должно войти в учебники. По своему геополитическому положению Украина вынуждена уметь договариваться, иначе ей не сохранить ни целостность, ни самостоятельность. Недавно по ТВ была реклама с Ван Даммом – он стоит в шпагате между двумя грузовиками. Так вот, Леонид Данилович был круче. Результаты перекоса в политике мы сейчас видим невооруженным глазом. Не построив нормальных экономических связей с Европой, мы практически разрушили кооперацию с Россией.

– Каков Ваш прогноз будущего Украины при условии ее полноценного вхождения в Таможенный Союз?

– Трагедии не произойдет, произойдет консервация проблем. Пропадет необходимость прогрессировать. Не нужны ни новые стандарты, ни новые нормы законотворчества, не надо соответствовать требованиям ЕС. Зачем нужна демократия? Будут плюсы – мы сохраним кооперацию с РФ, у нас будет небольшой кусочек нефтяного пирога. В принципе, речь идет об утере самостоятельности в отдаленной перспективе – о новом превращении в провинцию. Российские олигархи легко съедят своих украинских братьев – калибры разные, разные ресурсы за спиной. Это путь в тупик, но без особых экономических потрясений. Но видеть свою страну в качестве губернии мне не хочется очень и очень.

– А при окончательном выборе Украиной западного вектора развития?

– В ближайшей перспективе было бы очень тяжко. Мы недостаточно развиты и подвижны, чтобы легко адаптироваться под требования ЕС. Да, были бы закрытые предприятия, были бы безработные. Но я помню, как в 90-е металлурги, поставленные в безвыходное положение, перешли с ГОСТ и ТУ на DIN, ASTM и другие современные мировые стандарты, а это были 90-е…

Да, Европа тоже навязывает свои правила, но ЕС – это демократические страны – там действует один из главных приоритетов – приоритет личности. Сверни Украина на путь ассоциации с ЕС – и лет через 20 она бы стала реально другой страной, потому что без всесторонней модернизации, без реформ во всех сферах, цель была бы недосягаемая. Выберем Европу – намучаемся, напашемся, но в результате изменимся и станем одной из европейских стран. Посмотрите на Польшу, которая страдала, мучилась, ковыляла на перебитых ногах, но показала превосходный результат.

– Что в ситуации этих выборов можете посоветовать нашей стране?

– Оставаться многовекторной. Идти своим путем – дружить с Россией и Европой, но ни к кому не присоединяться. Стать финансовой гаванью, принять либеральный пакет законов, привлечь инвестиции. Да чего тут крутить – стать цивилизованным офшором. Сейчас мы практически страна третьего мира, расположенная в прекрасной географической локации. Мы погрязли в коррупции. Плохо, что в страну с такими порядками инвесторы не придут ни за какие проценты. Это действительно трагедия – мы вынуждены прибиваться к какому-нибудь берегу, имея все для самостоятельного плавания.

– А народу?

– Начать думать! Нами манипулируют с обеих сторон, не надо на это вестись. Ни один самый лучший сосед не заменит хозяина в собственном доме. Начинать надо с себя. Изменимся сами – изменим страну. К какому бы берегу мы не прибились, главное – не расколоть державу, остаться унией, а не развалиться на куски. Лучше от этого не будет, самое жестокое правление – это власть удельных князьков. Цените то, что нам досталось.

– Ваши произведения, достаточно пессимистичны и откровенно апокалиптичны. Вы не верите в светлое будущее человечества?

– Эпиграф «Ничьей земли»: «Моей стране, которой я желаю другой судьбы». Я писал роман-предупреждение, а не апокалипсис. Я не верю в светлое будущее – это всегда что-то недосягаемое. Это дорога, на которой гибнут целыми народами, так и не дойдя до конечного пункта. Каждый раз, когда человечество звали в светлое будущее, случалась трагедия. Будущее – это завтра. Это жизнь наших детей, внуков, то, что мы увидим, то, на что сможем повлиять. А «голубые дали»… скорее всего обман. Я не оптимист. Но и не пессимист. Некоторые мои книги называют фантастикой, но я никогда не писал фантастику. Наличие в книге допущения не изменяет ее жанр. Я написал книгу о катастрофе. Тут надо написать слово «пока» – именно это и делает мои книги допущением, предупреждением, но не делает их менее реальными.

– Что бы Вы пожелали жителям Луганска и всей нашей страны?

– Взаимопонимания, терпимости к чужим взглядам, мудрости, оптимизма. Умения слушать собеседника или оппонента. Слушать и понимать друг друга.

Беседовал Глеб Бобров

 

Добавить комментарий