Буддистская Ступа на Паньковской горе


517Через три года мы переплюнем Восточную Европу. В данный момент в селе Паньковка Славяносербского района продолжается строительство буддистской Ступы Мира – уникального 30-метрового сооружения, не имеющего аналогов не только в Украине, но и далеко за ее пределами

Храм на окраине села

Здесь не ловит телефон. Сюда сложно добраться. Здесь немноголюдно. И тем не менее, критериям гора в селе Паньковка подходит для будущей буддистской святыни.

«Доехать сюда можно только летом, – говорит наш гид, монах Сергей Жданкин. – Зимой 135-ая маршрутка доезжает до Красного Яра и поворачивает обратно на город. Приходится около часа вдоль реки идти пешком». Сергей говорит, что недавно у них появился старенький УАЗик. «Без своего транспорта сложно, – продолжает Сергей. – Одна беда – зимой машину не заведешь».

Наконец, прибыли. Обычная сельская улица. Храм расположен в частном доме на самом краю села. На зеленых воротах – табличка, запрещающая алкоголь, табак и наркотики. «Храм, наверное, слишком громко сказано, – комментирует Сергей, провожая нас внутрь. – Мы зовем его Местом Пути».

В прихожей – все, как в обычном частном доме: обувь, верхняя одежда на вешалках, сгруженная хозяйственная утварь. Традиционный для сельских подворий пейзаж нарушает только калмыцкий буддистский календарь, висящий на стене.

Нас встречает короткостриженный паренек. «Это – Уткур. Он приехал из Алтая», – представляет Сергей. Уткуру 19 лет. С 2012 года он монашествует, посвящение принял в Кыргыстане. В Паньковке почти год.

Проходим в дом. Две комнаты: большая, в которой расположен алтарь, и комната поменьше – жилая. С дровяной печкой, местами для ночевки и большой книжной полкой. Среди множества книг о буддизме замечаю сборник рассказов Бредбери и Библию.

В доме прохладно. «Извини за холод! – обращается ко мне Сергей. – Уткур – сибиряк. Когда один ночует, топит мало. Наши морозы для него и не морозы вовсе». «А у вас в Алтае какая самая холодная температура?», – спрашиваю у молодого монаха. «До минус 50 доходит», – отвечает Уткур. «И как живете в таких условиях? У нас тут в минус 25, можно сказать, жизнь останавливается», – спрашиваю удивленно. «Да ничего, привыкли», – улыбается сибиряк.

Монахи угощают меня вкусным, крепко заваренным чаем. А сами идут готовиться к церемонии. Облачаются в белые кимоно и обертываются в оранжевые одеяния, называемые шулами. «Традиционно шулы шьют из десяти кусков ткани, – поясняет Сергей. – Эта традиция пошла от Будды. Когда он принял духовный путь, отдал свое царское одеяние встретившемуся нищему. Сам же сшил несколько кусков ткани и в сшитое обернулся».

Описывать саму церемонию не имеет смысла. Сухое перечисление действий просто все опошлит. Не присутствующие при подобном действе могут увидеть буддистский ритуал в интернете. И легко представить, о чем идет речь. Поделюсь лишь своими ощущениями. Благовония, удары в барабан, горловое пение. Мне, небуддисту, было приятно находиться рядом.

«Это сокращенный вариант церемонии, – уже потом объяснил Сергей. – Обычно все занимает дольше времени. Мы просыпаемся и совершаем поклон, идем на гору, встречаем солнышко, рассвет. Возвращаемся сюда, продолжаем здесь еще церемонию. Потом еще читаем «Лотосовую сутру», медитируем, а вечером также в 6 часов вечера мы проводим еще одну вечернюю церемонию». В иные дни на церемонии у алтаря собирается до тридцати человек. Раз в месяц монахи проводят трехдневные голодания-молитвы. «Мы произносим молитву с утра до вечера, при этом не едим и не пьем», – объяснил Сергей.

Чудо на горе

На очереди – поход к будущей ступе. «Придется немного в гору пешком», – предупреждают меня. Перспектива пешей прогулки не пугает. С погодой в тот день повезло. Идти было весело. Первые метров 300, пока дорога не пошла резко в гору. Не продумал я с обувью в тот день. Мои зимние ботинки не были приспособлены для восхождений на оледенелую гору – ноги то и дело соскальзывали. Ситуацию осложняло то, что одной рукой приходилось придерживать фотоаппарат. Моим спутникам приходилось периодически останавливаться и дожидаться меня. Наконец, мы на вершине. Вид порадует любого пейзажиста. Под горой – вся Паньковка как на ладони, слева – Донец. Мои спутники терпеливо ждут, пока я закончу обзор окрестностей, и ведут меня смотреть будущую Ступу. Мы останавливаемся возле большого котлована, залитого бетоном.

«Полноценная стройка началась только в прошлом году, – рассказывает Сергей. – До этого собирали документы. Сельсовет, райсовет и выше. Этим летом на горе заложили фундамент, вырыли котлован, залили его цементом, пробурили скважины для свай». По проекту, будущий Священный курган мира в селе Паньковка достигнет почти 30 метров в высоту. Ширина святыни будет 50 на 50. Сам проект рассчитан на три года. «Наше сооружение по форме больше напоминает Ступу Сваямбу в Непале, – продолжает свой рассказ Сергей. – Она на нее похожа пропорционально, потому что имеет форму кургана. Как в древности строили Ступы».

Это только на первый взгляд может показаться, что буддистские ступы – нетипичное для наших широт сооружение. По словам Сергея, эта древняя традиция тесно переплетена со скифской курганной культурой. Сам Будда Шакьямуни принадлежал к знатному роду, произошедшему от скифов. А курганы в изобилии распространены не только в Украине, но и по всей Евразии. В одной только Луганской области их несколько тысяч. Курган расположен и в районе паньковской горы.

Скифская тематика найдет продолжение и в декорировании будущей ступы. Ее планируют украсить изображениями львов и грифонов. Эти животные были у скифов в большом почете.

«Боги» в оранжевых одеждах

519Уже внизу, желая поговорить с соседями, с теми, кто живет рядом с храмом, встречаю на улице местную жительницу – Тамару Николаевну с малолетним внуком Кириллом. Они чистили снег. О своих необычных соседях женщина заговорила с большой охотой. «Их духовность и на наших людях отражается, – начала соседка. – У нас 70 дворов, казалось бы, Богом забытая деревня. А вот, оказывается, не забытая. Вообще с их ступой и на Луганск посмотрят по-другому». Женщина вспомнила, как несколько лет назад, когда монахи только появились в Паньковке, их встретили местные дети. Как бежали за ними и, указывая на их ярко-оранжевое одеяние, спрашивали: «Дяди, вы что, боги?» «Дети чувствуют по-настоящему духовных», – подытожила Тамара Николаевна. «А как Кирилл на них реагирует?», – уточняю. «Кирилл говорит: «Там бозенька», – отвечает женщина, копируя дикцию маленького мальчика. – Кирюша, кто там живет, в домике?» Конечно, это было бы замечательным финалом для данного текста. Но мальчик, смутившись, спрятался за спину бабушки и ничего не сказал.

…По мере того, как наша машина отдалялась от Паньковки, я смотрел на гору, пытаясь представить будущую Ступу. Наверное, права Тамара Николаевна: с появлением такого уникального объекта прямо под Луганском и на весь областной центр посмотрят по-другому. А почему бы, собственно, и нет?..

 

Справка

518Ступа – буддистское культовое сооружение в форме полусферы. Согласно учению, Будда завещал последователям после своего ухода в Нирвану сжечь его тело. А то, что не сгорит, разделить между восемью другими царями, чтобы каждый из них воздвигнул на своей земле монолитное сооружение – Ступу. В основание каждой из них должна быть заложена Шарира (несгоревший во время кремации прах Будды). Помимо праха Будды в нее закладываются и другие реликвии, а ее главная цель – нести благо и процветание всем, кто живет рядом.

В третьем веке до нашей эры император Ашока велит построить новые Ступы по территории своей империи. Посланники с останками Будды были разосланы и в другие страны.

Древнюю традицию возведения Ступ (Пагод) во второй половине 20 века продолжили монахи Ордена Ниппондзан Меходзи. Во главе со своим учителем Дзюнсэем Тэрасавой они стали инициаторами возведения Ступ в Японии, Индии, России и странах Западной Европы. Ближайшая находится в Австрии. В мире насчитывается около полусотни Ступ, построенных Орденом Ниппондзан Меходзи.

Частицы праха Будды хранятся и в Паньковке. В 1996 году, во время паломничества в Индии и Непале, они были подарены украинским монахам.

© Денис Киркач, специально для «РГ»