Александр Головин: в ожидании настоящей любви


644Актера Александра Головина многие телезрители хорошо помнят по фильмам и сериалу «Кадетство», где он блистательно сыграл роль суворовца Макарова. Но немногим известно, что помимо съемок в кино, Александр еще играет главные роли в спектаклях Московского независимого театра

 

Несмотря на свой статус, узнаваемость и известность, в жизни Саша очень легкий и компанейский человек, которому абсолютно не знакомо такое понятие, как «звездная болезнь». Сколько его знаю, всегда удивлялся его умению быть на позитивной волне, играть свои роли легко и непринужденно. В сегодняшней нашей беседе мы постараемся рассказать о Головине в необычном ракурсе, избежав набивших оскомину вопросов. Основными темами нашей беседы с Александром Головиным стали любовь, дружба, жизнь и работа.

 

Не хочу взрослеть

– Твоя карьера начиналась в модельном агентстве Славы Зайцева, где ты провел восемь лет. А кто привел тебя на сцену?

– Есть замечательный педагог актерского мастерства Андрей Александрович Белкин. Именно ему я обязан своей карьерой, всеми радостями. Самые яркие воспоминания детства у меня о нем. Я его очень люблю. Он меня научил работать, дал мне толчок и пригласил меня в киностудию Горького, где я стал в базу актеров. После этого меня стали приглашать на роли в кино. С Белкиным связаны самые яркие воспоминания.

– Рано или поздно человек становится взрослым. Когда ты понял, что детство закончилось?

– Знаете, я, наверное, еще до сих пор этого не понял (смеется). Детство у меня еще продолжается и, честно говоря, мне не хочется, чтобы оно заканчивалось. Ведь именно с этим периодом жизни у каждого из нас связаны самые прекрасные воспоминания.

– Ты снимался в киножурнале «Ералаш», работал в мюзикле, были роли в известных телесериалах, сейчас успешно играешь в Московском независимом театре. Где чувствуешь себя наиболее комфортно?

– Наиболее комфортно ощущаю себя в кино. Там есть второй дубль, если сделал что-то не так, всегда есть возможность исправить ошибку, переснять сюжет. В театре все по-другому. Когда впервые играл на театральной сцене, очень волновался. С трудом вспоминал слова, думал, чтобы не напартачить. Куда-то пропала уверенность. К счастью, вовремя сумел собраться и отыграл в спектакле. На киноплощадке я знаю, где встать, куда будет падать свет, как открыть партнера. Ощущаю себя комфортней на съемочной площадке.

– Определенная часть твоей творческой карьеры связана с детским киножурналом «Ералаш», на котором воспитывалось не одно поколение детей. Говорят, режиссер «Ералаша» Борис Грачевский – большой оригинал и тонкий психолог. Ведь работать с детьми на съемочной площадке очень непросто.

– У Грачевского огромный опыт и стаж работы. Да и жизненного опыта ему не занимать. Что касается тонкого психолога, то таковым можно считать любого взрослого человека, который повидал жизнь.

 

Любовь у меня еще впереди

– Какой была твоя первая любовь?

– Да у меня еще не было первой любви (смеется). По крайней мере, настоящей любви еще не было. Я к этому вопросу достаточно серьезно подхожу. Думаю, что первая настоящая любовь у меня еще впереди.

– Где предпочитаешь знакомиться? И какими способами?

– Знакомлюсь везде и как угодно. Главное для меня, чтобы было интересно, романтично, горели глаза и было о чем пообщаться.

– Что для тебя лично значит романтика, и важна ли она в нынешней жизни, на твой взгляд?

– Романтика – это важная составляющая любых отношений между парнем и девушкой. Без романтики никуда. Романтика не обязательно заключается в преподнесении цветов. Даже если вы зашли в супермаркет с любимой девушкой или на рынок, украли там две мандаринки и ушли незамеченными – это тоже своеобразная романтика. Когда делаете какие-то нелепые поступки вместе. Словом, для меня романтика – это все необычное.

– В каком случае ты бы бросил свою возлюбленную, не задумываясь?

– Поводом для этого могла бы стать измена. Как духовная, так и физическая. Любая измена или неискренность в отношениях уже является поводом для их завершения.

– Артур Шопенгауэр как-то изрек интересную мысль, что любовь – это преодоление своего эгоизма. Что вкладываешь в понятие любви ты?

– Любовь между людьми бывает в какой-то момент. А вот дружба и взаимопонимание может быть всегда. Важна именно дружба между ней и тобой.

 

Не люблю подлости и предательства

– Есть ли в жизни или в актерском мире человек, которому ты не подашь руки при встрече?

– Таких людей нет. По крайней мере, на сегодняшний день. Я очень дружелюбный, и даже тому человеку, который меня чем-то обидел, подам руку, если и он мне протянет свою.

– Наблюдая твою работу в Луганске и Ялте, где несколько раз посещал спектакли с твоим участием, каждый раз ловлю себя на мысли, что ты играешь с большим вдохновением. Как оно к тебе приходит, и где ты его черпаешь?

– Знаешь, мне предлагают постоянно роли, какие-то эмоциональные, веселые. Это задает определенный темп, ритм. Должна в каждом коллективе присутствовать «зажигалка». Именно такую роль «зажигалки» я ощущаю на сцене. Мне интересно то, чем я занимаюсь на данном этапе своей жизни.

– Что для тебя является главным в работе: гонорар, признание зрителей, удовольствие от работы, сам процесс или что-то иное?

– Самым важным в своей работе считаю опыт, который получаю, советы более старших коллег, новые грани, которые я открываю для себя. Все это для меня очень важно. Но и гонорар не менее важен. Он определяет уровень твоего актерского мастерства, заставляет не снижать к себе требования. К тому же я строю сейчас дом, и большая часть заработанных средств уходит именно туда.

– Самое поразительное открытие в твоей жизни?

– Оооо… Это то, что я сыграл в спектакле «Вий» Московского независимого театра (смеется).

– Доводилось ли когда-то зарабатывать деньги оригинальным способом?

– Чтобы зарабатывал оригинальным способом, не припомню. А вот дарить приходилось таким способом деньги. Помню, в Ялте увидел мужчину, тащившего на себе кучу бутылок, чтобы их продать. Прогулка, наверное, была долгой. У него устали ноги, он снял свои ботинки и пошел к морю. Видно, что человек работает, его руки все были в венах. Дело происходило на набережной. И пока он был в море, я спрыгнул с парапета, положил ему 50 гривен в ботинок и стал наблюдать, что же будет дальше. Он вышел с моря, начал обувать ботинки и почувствовал, что в одном из них что-то есть. Он заглянул внутрь, не стал доставать купюру, огляделся по сторонам, обулся и быстренько ретировался, думая, наверное, как ему повезло.

– Многим известным футболистам приходится терпеть выходки своих поклонниц. Рассказывают, например, что после матчей девицы подходят к ним, задирают майки и просят расписаться у них на груди. В твоей практике подобное случалось? Ведь популярность актеров намного больше, чем у спортсменов.

– Да, бывали подобные случаи. И не только на груди просили оставить автограф. Я, правда, предпочитаю расписываться в блокноте. Ведь иногда подходят совсем молоденькие девушки, поднимают майку, а ты про себя говоришь – о, ужас… (смеется)

– Что значит для тебя депрессия? Знаком с таким понятием?

– Я всегда стараюсь быть на позитивной волне, улыбаться, даже если нет настроения. Но бывают в жизни такие моменты, когда я дома остаюсь совершенно один. Собираю все мысли, ложусь спать, и всякие мысли лезут в голову. К примеру, а что будет дальше? А если что-то случится со мной, как будут переносить это мои близкие? В такие моменты у меня и наступает депрессия. Даже когда у тебя все хорошо, бывает, внутренний голос подсказывает и говорит тебе, что так хорошо все быть не может. Иногда, и самому хочется словить депрессию. Призадуматься, поплакать. Сам себя провоцируешь на возникновение депрессии.

– На одном из твоих многочисленных сайтов довелось прочесть, что ты в жизни боишься двух вещей – подлости и предательства. Часто доводилось сталкиваться с такими вещами?

– Бывало такое, но об этом не очень хочется говорить. Ненавижу подлость и предательство.

 

«Звездной» болезнью я не страдаю

– Многие актеры подвержены «звездной болезни». Зная тебя достаточно продолжительное время и наблюдая после спектаклей твое общение с фанатками, могу утверждать, что ты – исключение в этом плане. «Звездная» уже прошла, или ее вообще удалось избежать?

– В этом моменте я исключение из правил. Никогда не страдал этой болезнью. Хотя ситуации в жизни бывают разные. Например, ты поругался с близким другом, идешь по улице, настроение у тебя очень плохое, внутри душу распирает. И тут подходит какой-то человек, хлопает по плечу и говорит, братан, давай сфоткаемся. У тебя после ссоры чуть ли не слезы на глазах, отвечаешь ему, какой я тебе братан, убери руки. А он в ответ, да ты совсем «зазвездился»? А ты не «зазвездился», а просто хреново у тебя на душе и все. Хочется просто побыть одному. Ведь актеры – это такие же люди, как и остальные. Они подвержены тоже слабостям, у них бывают такие же неприятности и плохое настроение. Такие ситуации я не считаю проявлением «звездной» болезни. К счастью, меня окружают хорошие люди, которые могут дать совет, рассказать, что и как я делаю.

– Если спросить тебя о пороках, ответишь как Федор Бондарчук, что у тебя их нет?

– Сложный и одновременно интересный вопрос. Так сразу и не ответишь. Страшных пороков у меня нет, а маленькие достойны снисхождения.

– В свое время ты очень активно занимался американским футболом. Почему выбрал именно этот вид спорта?

– Играл на позиции бека, который начинает игру и дает пас. Выбрал американский футбол потому, что игра показалась мне интересной, разучивали комбинации. К тому же, много друзей занималось этим видом спорта, так что скучно не было.

– Вокруг известных актеров всегда полно разных слухов. Ты о себе какой самый нелепый слышал?

– Мне рассказали, что один из моих коллег, который меня, наверное, не очень любит, сказал обо мне, что я нетрадиционной ориентации. Это был самый нелепый слух или, точнее сказать, байка обо мне. Вообще, слухи распускают люди завистливые, которые не могут принимать чужие успехи.

– В каждом городе тебя окружает масса поклонниц. Какими качествами должна обладать девушка, чтобы ты обратил на нее внимание?

– Принципиально не задумываюсь над этим. Поклонницы и так частенько меня удивляют своими поступками. Так что и без того обращаю на них свое внимание. Многое в этом вопросе зависит от настроения на тот момент.

– Чем тебе запомнилась работа в Московском независимом театре?

– Я люблю и обожаю коллектив, который у нас подобрался. Многие из актеров стали моими друзьями. Мы много времени проводим вместе на гастролях, а когда расстаемся и разъезжаемся по домам, через время начинаем скучать друг по другу. Особенно сильно скучаем я и Сергей Поздняков (смеется).

Беседовал Сергей Одинцов