Адольфыч: То ваши пацаны себе льстят!


69Известный украинский писатель Владимир Нестеренко в эксклюзивном интервью «Реальной газете» рассказывает о себе, лихих 90-х и о творчестве

 

– Вы когда-нибудь были в Луганске? Если нет, то какое у Вас о нем заочное представление?

– Нет, к сожалению, не успел побывать в этом замечательном городе. Заочное впечатление – ну, как о городе-кузнице невест, например. Знаю, что местная молодежь называет свою область Лугандой, из-за климата и общей простоты нравов, а также, что в Луганске есть район Камброд.

– Ваши книги посвящены «проживанию 90-х» – опыту жизни в рамках криминальной анархии, причем с позиции активного участника этой жизни. В Донбассе считают, что 90-е самыми «лихими» были именно здесь. Так ли это выглядит со стороны человека, прожившего 90-е в Киеве?

– Нет, конечно, это донецкие пацаны себе льстят. Три было независимых друг от друга региона, где было веселее всего – Донецкая область (и Луганская, но там быстро всех перебили и позакрывали), Крым и Киев. В Киеве так вообще раз в неделю кого-то хоронили. В общем, у нас не менее «лихо» было, а скорее и более – например, ни одной «бригады» донецких в Киеве не было, да и просто приезжие не особенно всплывали, ну кроме осетин, «савлоховцев».

Но все это по сравнению с Москвой, где хоронили каждый день на каждом кладбище – так, ерунда, провинциальные какие-то игры в «Зарницу».

– В Луганске есть тенденция: либо бояться «возвращения» 90-х, либо ностальгировать по ним. Вы сами по 90-м скучаете или «было и было»?

– Если 1999 г. сопоставить с 1922 годом (конец гражданской войны), то сегодня 1936 год. В этом и последующих годах следователи НКВД уже говорили героям Гражданской на допросах «За прошлое тебе спасибо, а за нынешнее –
отвечай». Так и я – было и было, редкий период Большого времени, когда делались состояния. Они и сейчас всей Украиной владеют – те, кто поднялся в 90-е.

– Сталкивались ли Вы в своей «долитературной» жизни, скажем так, с интересными персонажами из Луганска, ну, или с Донбасса?

– Сталкивался, но не вижу смысла об этом говорить или писать – я писатель художественный, занят русской литературой, а документалистика, да еще и если участники живы – это надо к другому писателю обращаться, вот, например, к Ельцову Олегу или тому парню, который написал «Донецкую мафию», Киселеву (не помню, может Кузнецов).

– Не возникало идеи написать криминальный роман\сценарий\пьесу из жизни Донбасса?

– Нет, я в целом криминальную тему использую как средство выражения, или в лексической части, или для придания колорита, а писать о криминале просто, чтобы написать – не хочу. Не интересно. Кто имел
отношение к этому, меня поймет.

– В последние годы из Луганска много людей «понаехало» в Киев. Вы известный сторонник «Киева для киевлян». Чем Вас раздражают наши земляки?

– В первую очередь тем, что они разговаривают по-русски. Поэтому не сразу можно понять, с кем имеешь дело.

В Киеве говорят по-русски. Луганск – областной центр, и население в нем точно такое же, как население другого областного центра – не считая Харьков, Днепр, Донецк, Львов, Одессу. Но в Житомире, например, говорят на суржике и с акцентом, в Луцке по-украински с акцентом и т.д. А у вас – по-русски. То есть вначале принимаешь за киевлянина, а потом только понимаешь, что человек не из Киева.

– Говорят о выходе Вашей новой книги – расскажите
о ней?

– Это история о том, как некие предприниматели, сбрасывая рассол – рапу с солевого завода в озеро – засолили его до уровня Мертвого моря. Другие предприниматели решили воспользоваться этим и возвести на берегу озера грязелечебницу. А дальше – уже читать будет неинтересно.

– Есть ли планы дальнейших экранизаций?

– Планы всегда есть, вспомните, как Лев Толстой сбежал из дома зимой и отправился в путешествие, а было ему уже прилично, 82, кажется. Так что планы – всегда!

– Вы украинец, но в то же время яркий русскоязычный писатель. Нет ли в этом некоего внутреннего конфликта?

– Я украинец и в то же время русский писатель. Русскоязычный – нет такого слова, это придумали московские «почвенники» или еще кто, ну до «Памяти» еще, «Русская партия» может быть, в общем – нацики, чтобы ограничить евреев – мол, он не русский писатель, а лишь русскоязычный, не понимает он наш народ, нашу страну и т. д. Так что писатель я русский, а гражданин – Украины, национальность – украинец, родной язык – русский. По воспитанию – совок, интернационалист.

– Русская литература в Украине  –  место, востребованность, уместность, перспективы?

– Русская литература в Украине – это нонсенс. Русская литература может быть только одна – язык объединяет, а в Украине или в Бразилии писатель – не важно. Те же, кто замыкаются на стране проживания и варятся в своем кругу, обречены, как и любая диаспора.

– Как Вы оцениваете нынешний тренд противопоставления «ЕС» & «ТС»?

– Та ну. Кусок Орды хочет отвалиться и примкнуть к Блистательному Западу. А Орде не хочется, вот, собственно, и все. Или, если рассматривать Россию как наследницу Каганата, то западная часть, пограничье – это мы в Киеве, и Дикая степь, откуда на Русь всегда налетали кочевые всякие сволочи, – это вы в Луганске… В целом я могу нанести такой пурги про ЕС и ТС в течение часа, достаточно для передовой статьи в вашей замечательной газете, но не думаю, что следует этим заниматься.

Скажу прямо – меня еще только не спросили, что им делать. Как порешають – так и будет, хуже уж точно не будет, а лучше может стать.

Беседовал Гавриил Мурома

———————————————————————————————-

Справка

———————————————————————————————-

Владимир Адольфович Нестеренко, известен также под псевдонимом «Адольфыч» (1964, Киев) – писатель, журналист, кинодраматург, контркультурный деятель.

Автор киносценария «Чужая» на криминально-мелодраматическую тему, вышедшего отдельной книгой в издательстве Ad Marginem, Москва, 2006. Книга получила хорошие отзывы критики и приличные тиражи. В 2010 году «Чужая» была экранизирована Антоном Борматовым.

В 2008 г. в России и в Украине опубликован сборник «Огненное погребение», переведенный на украинский язык. На 2013 год Ad Marginem запланировано издание новой книги писателя.

Известна работа Нестеренко над переводом французского фильма Жака Одиара «Пророк» (2009), получившего Гран-при в Каннах и премии Сезар (необычность перевода и аутентичность арго в свою очередь отметил Дмитрий «Гоблин» Пучков).

Член Союза журналистов Украины.

До сих пор «Адольфыч» успешно скрывает свое настоящее имя и анкетные данные, появляясь

в ТВ-программах и в СМИ исключительно в маске.

 

 

Добавить комментарий